Расписание: пн-пт - 09:00-18:00; вс - 10:00-18:00, сб - выходной.
Продлить книгу
Продлить книгу

Цинберг Т.С.

Цинберг Т. Седьмая симфония

Цинберг, Т.С. Седьмая симфония: повесть/ худож. Е. Жуковская. – СПб.; М.: Речь, 2015. – 144с.: ил. – (Вот как это было).

Прежде чем читать книгу, пожалуйста, прослушайте Allegretto Седьмой симфонии Бетховена. Это музыкальное произведение упомянуто в повести, прозвучав из старого репродуктора на улицах блокадного Ленинграда. Музыка строгая, драматическая, словно сопереживающая городу и его жителям.

А, может, вы вспомните Седьмую «Ленинградскую» симфонию Д.Д. Шостаковича, написанную композитором в блокаду и посвящённую городу.

Обе симфонии будут звучать и сопровождать вас, когда станете читать книгу Т.С. Цинберг «Седьмая симфония». Тамара Сергеевна Цинберг (1908-1977) родилась в Санкт-Петербурге и всю жизнь прожила в любимом городе, разделив с ним и муки блокады. Она занималась книжной графикой, иллюстрировала книги русских и зарубежных классиков. Во время войны она была бойцом отряда противовоздушной обороны (МПВО). Спасала от смерти свою мать и маленького сына. После войны написала проникновенную повесть о блокаде «Седьмая симфония» (1964г.). Но сначала вышел художественный фильм по этой книге – «Зимнее утро».

Книга Цинберг неоднократно переиздавалась, каждый раз требовался дополнительный тираж. Чем же повесть взяла читателей?

Сюжет необычен: девочка-подросток взяла опеку над трёхлетним малышом, который остался без родителей во время войны. Как выходить ослабевшего мальчика? Чем его кормить, когда у самой лишь карточки на продукты, а запасов никаких? Как уберечь от снарядов и осколков?

И в мирное время не всякий взрослый человек решится взять в семью чужого ребёнка. Значит, Кате пришлось во сто крат труднее.

«Поверьте мне, выживут не те, кто выносливей физически, а те, кто не станет на четвереньки», - говорит старик в бомбоубежище.

Эти слова рефреном отзовутся в повести и в жизни Кати.

Доброта, великодушие, трогательная забота друг о друге помогли детям преодолеть ужасы блокады. Человеческие чувства оказались сильнее и неистребимее в людях, как бы их ни топтали, запугивали, уничтожали фашисты. Человеческое – в аду! И победитель – человек, а не враг!

Не могу удержаться от цитаты из книги. Она большая, но стоит внимания: «Произведён невиданный эксперимент, - говорит в бомбоубежище старик своему собеседнику. – В середине двадцатого века за короткий срок, всего за несколько месяцев, огромный город, один из красивейших в мире, город высокой культуры и самой передовой техники отрезают от всего света, насильственно отодвигают назад, чуть ли не в ледниковый период. Постепенно, но быстро отнимают все завоёванные веками достижения цивилизации. Электричества больше нет. Нет даже керосиновых ламп. Нет мостовых и тротуаров – только толстая корка льда. Нет трамваев, нет поездов. Нет больше музеев, театров, библиотек, концертных залов. Нет водопровода, нет даже колодцев. Воду надо доставать прямо из проруби, как тысячу лет назад. И нету хлеба. И нет даже могил… И вот вопрос: можно таким образом превратить людей опять в троглодитов – на что и надеется Гитлер, между прочим, - или нет? Или всё же они останутся людьми? Во всём! Во всём! А ответить на этот вопрос должен каждый из нас своей жизнью и смертью… Выживут не те, кто выносливей физически, а те, кто не станет на четвереньки».

Иллюстрации художника Елены Жуковской великолепно дополняют книгу. Очень точный фон – тёмный, коричнево-чёрный, с трещинками по рисункам, словно на старых фотографиях, – создаёт ощущение присутствия читателя в блокадное время, передаёт тревогу, опасность. Иллюстрации порой кажутся объёмными. Посмотрите на страницу 110: майор Алексей Воронов после войны вернулся в родной Ленинград. Он стоит у реки, облокотившись о перила моста, смотрит в воду. А вокруг снег, снег, летят хлопья снега… Старый фонарь раскачивается на ветру. Старые дома еле видны сквозь снежную пелену… Такое волшебство!

Добавьте эту книгу в свой читательский багаж или в домашнюю библиотеку.

 Н.Г. Кесарева,

Центр детского чтения ЧОДБ

Яндекс.Метрика