Расписание: пн-пт - 09:00-18:00; вс - 10:00-18:00, сб - выходной.
Продлить книгу
Продлить книгу

Гарин-Михайловский Николай Георгиевич

Гарин-Михайловский Н.Г.jpg

Гарин-Михайловский Николай Георгиевич

20 февраля 1852 - 10 декабря 1906

Николая Георгиевича Гарина-Михайловского можно назвать уникальным человеком. Он и писатель, (его знаменитая тетралогия «Детство Темы», «Гимназисты», «Студенты» и «Инженеры» стала классикой). И талантливый инженер – путеец (не зря его называли – «Рыцарем железных дорог»). И журналист, бесстрашный путешественник, хороший семьянин и воспитатель. Савва Мамонтов сказал о нем: «Талантлив был, во все стороны талантлив». Гарин-Михайловский был не только великим тружеником, но и большим жизнелюбом. Горький называл его - «Веселым праведником».

Нам он интересен еще и потому, что строил на Южном Урале железную дорогу. Можно сказать, что он соединил Челябинск с Европой и Азией, жил несколько лет в Усть-Катаве, какое–то время жил в Челябинске. В Усть-Катаве родился его сын Георгий - Гаря, который дал псевдоним Михайловскому. Николай Георгиевич написал интересные для нас «Путевые очерки», несколько рассказов и повесть он посвятил уральцам: «Вариант», «Лешее болото», «Бродяжка», «Бабушка».

В Челябинске есть улица имени Гарина-Михайловского. На старом здании нашего вокзала висит мемориальная доска с его именем. Она была открыта в 1972 году. Открыта мемориальная доска и на станции Златоуст (2011).

Начало жизни Гарина–Михайловского

Николай Георгиевич родился 20 февраля 1852 года в Петербурге, в семье известного генерала и потомственного дворянина Георгия Михайловского. Генерал был так уважаем царем, что сам Николай 1 стал крестным отцом мальчика, которого назвали в его честь. Вскоре генерал ушел в отставку, переехал с семьей в Одессу в свое имение. Николай был старшим из девяти детей. В доме была своя жесткая система воспитания. Писатель рассказал о ней в своей знаменитой книжке «Детство Темы». Когда мальчик подрос, его отдали в известную в Одессе Ришельевскую гимназию.

Окончил ее, поступил в Петербургский университет, на юридический факультет (1871), но учеба не задалась, и на следующий год Николай Михайловский блестяще сдал экзамены в институт инженеров путей сообщения и никогда об этом не пожалел, хотя работа у него была невероятно трудной. Он это понял еще на практике. Был момент, когда он чуть не погиб. В Бессарабии студентом он работал кочегаром на паровозе, с непривычки очень устал, а машинист пожалел парня, за него бросал в топку уголь, тоже устал, и оба уснули в дороге. Паровоз шел неуправляемым. Только чудом они спаслись.

Работа Николая Михайловского на железной дороге

После окончания института он строил дорогу в Болгарии, потом был направлен на работу в Министерство путей сообщения.

В 27 лет женился на дочери Минского губернатора Надежде Валерьевне Чарыковой. Она намного пережила мужа, написала о нем хорошую книгу.

В Министерстве Михайловский проработал недолго, попросился на строительство Батумской железной дороги в Закавказье, там пережил ряд приключений (нападали разбойники – турки). Это время описано им в рассказе «Два мгновения». И там он мог погибнуть. На Кавказе Михайловский всерьез столкнулся с казнокрадством, не мог с ним смириться. Решил круто изменить свою жизнь. В семье уже было двое детей. Николай Георгиевич купил имение в Самарской губернии, в 70 километрах от железной дороги, рядом с нищей деревней Гундуровкой.

«Несколько лет в деревне»

Николай Георгиевич оказался талантливым хозяйственником, реформатором. Он хотел отсталую деревню превратить в процветающую крестьянскую общину. Построил мельницу, купил сельхозмашины, посадил культуры, которых раньше местные крестьяне не знали: подсолнухи, чечевицу, мак. Пытался разводить форель в деревенском пруду. Помогал бескорыстно крестьянам построить новые избы. Его жена устроила школу для деревенских ребятишек. В Новый год устраивали для крестьянских детей елки, одаривали подарками. В первый же год получили прекрасные урожаи. Но крестьяне приняли эти добрые дела Михайловского за чудачества барина, обманывали его. Соседние помещики приняли нововведения в штыки, сделали все, чтобы свести на нет труды Михайловского - сожгли мельницу, уничтожили урожай... Он продержался три года, почти разорился, разочаровался в своем деле: «Так вот, чем кончилось мое дело!». Оставив за собой дом, семья Михайловских уехала из деревни.

Позже, уже в Усть–Катаве Михайловский написал очерк «Несколько лет в деревне», где проанализировал свою работу на земле, понял свои ошибки: «Я тащил их (крестьян) в какой – то свой рай... образованный человек, а действовал, как невежда... я хотел повернуть реку жизни в другое русло». Этот очерк позже попал в столицу.

Уральский период жизни Михайловского

Михайловский вернулся к инженерному делу. Был назначен на строительство дороги Уфа–Златоуст (1886 год). Сначала были изыскательские работы. Впервые в истории строительства железных дорог в России были такие трудности: горы, горные речки, болота, бездорожье, жара и мошкара летом, морозы зимой. Особенно сложный был участок Кропачево–Златоуст. Позже Михайловский писал: «8 % изыскателей навсегда сошли со сцены главным образом от нервного расстройства и самоубийств. Это процент  войны».

Когда начались строительные работы, было не легче: изнурительный труд, нет техники, все вручную: лопата, кайло, тачка... Надо было взрывать скалы, делать опорные стенки, строить мосты. Николай Георгиевич боролся за удешевление строительства: «нельзя строить дорого, у нас нет средств на такие дороги, а они нам необходимы, как воздух, вода...». (Дорогу строили за государственный счет). В некоторых очерках в нашей печати о Гарине–Михайловском пишут, что он проектировал и построил между Кропачево и Златоустом тоннель, но не уточняют, что тоннель не для поездов, а для реки, чтобы не строить два дорогостоящих моста. На Южном Урале нет тоннеля на железной дороге.

Он составил проект более дешевого строительства, но его начальство не было заинтересовано в этом. Николай Георгиевич отчаянно боролся за свой проект, послал в Министерство телеграмму в 250 слов! Неожиданно его проект утвердили и назначили начальником участка. Историю этой борьбы Николай Георгиевич описал в рассказе «Вариант», где он узнаваем в образе инженера Кольцова. «Вариант» он написал в Усть–Катаве. Прочитал жене и сразу порвал. Жена тайно собрала клочки, склеила. Напечатали тогда, когда Гарина–Михайловского уже не было в живых. Чуковский написал об этом рассказе: «Так увлекательно писать о работе в России еще не умел ни один беллетрист». В Челябинске этот рассказ издавали в 1982 году. Его «Путевые очерки» помещены в сборнике «Старица» (Челябинск, 2006).

Но вернемся ко времени строительства железной дороги. Из письма жене (1887): «... Я весь день в поле с 5 утра и до 9 вечера. Устаю, но бодр, весел, слава богу, здоров...».

Он не обманывал жену, говоря о веселости и бодрости. Он, действительно, был человеком очень энергичным, быстрым, обаятельным. Горький позже писал о нем, что Николай Георгиевич «принимал жизнь, как праздник. И бессознательно заботился, чтобы и другие так жизнь принимали». Коллеги и друзья называли его «Божественным Никой». Очень любили рабочие, говорили: «Все сделаем, батюшка, только прикажи!».

Из воспоминаний сотрудника: «...Чувство местности у Николая Георгиевича было удивительное. Продираясь на лошади по тайге, утопая в болотах, он будто с птичьего полета безошибочно выбирал наиболее выгодные направления. А строит он, как волшебник». И, как–будто он отвечает на это в письме к жене: «Про меня говорят, что я чудеса делаю, и смотрят на меня большими глазами, а мне смешно. Так мало надо, чтобы все это делать. Побольше добросовестности, энергии, предприимчивости, и эти с виду страшные горы расступятся и обнаружат свои тайные, никому не видимые, ни на каких картах не обозначенные ходы и проходы, пользуясь которыми можно удешевлять и сокращать значительно линию».

И можно привести много примеров «удешевления» строительства дороги: очень сложный участок на перевале у станции Сулея, кусок дороги от станции Вязовая до разъезда Яхино, где надо было делать глубокие выемки в скалах, строить мост через реку Юрюзань, проводить реку в новое русло, насыпать вдоль реки тысячи тонн грунта... Тот, кто проезжает станцию Златоуст, не перестает удивляться железнодорожной петле, придуманной Николаем Георгиевичем.

Он был в одном лице: талантливый изыскатель, не менее талантливый проектировщик и выдающийся строитель железных дорог.

Зимой 1887 года Николай Георгиевич поселился с семьей в Усть–Катаве. К сожалению, дом, где жили Михайловские, не сохранился. На кладбище у церкви есть маленький памятник. Здесь похоронена дочка Николая Георгиевича - Варенька. Она прожила всего три месяца.

8 сентября 1890 года пришел первый поезд из Уфы в Златоуст. В городе было большое торжество, где с речью выступал Николай Георгиевич. Тогда правительственная комиссия отмечала: «Уфа–Златоустовская дорога... может быть признанной одной из выдающихся дорог, построенных русскими инженерами. Качество работ ... может быть признано образцовым». За работу на строительстве дороги Николай Георгиевич был награжден орденом Святой Анны.

Бывал Михайловский и в Челябинске. Он был связан с управлением строительства дороги. Оно находилось в двухэтажном доме по улице Труда между бывшим геологическим музеем и памятником Прокофьеву. Дом в 80–е годы прошлого века снесли. Николай Георгиевич жил в Челябинске в 1891-1892 годах, но того поселка, где был его дом, давно нет на карте города. Он был там, где сейчас высокое здание ГИПРОМЕЗа.

Жаль, нет памятника строителям железной дороги и Гарину–Михайловскому! Если бы Челябинск не соединили железной дорогой с Западом и Востоком, судьба и история Челябинска была бы совсем другой.

Писатель Гарин–Михайловский

Зимой 1890–1891 года тяжело заболела Надежда Валерьевна. Михайловский оставил работы на дороге, увез семью в Гундуровку, где было легче прожить. Жена поправилась. Николай Георгиевич на досуге начал писать воспоминания о детстве («Детство Темы»). Ранней весной, в самую распутицу к ним приехал из Петербурга неожиданный и редкий гость – уже известный писатель Константин Михайлович Станюкович. Оказывается, к нему попала рукопись Николая Георгиевича «Несколько лет в деревне», он был ею очарован. И приехал в такую даль и глушь, чтобы познакомиться с автором, предложить напечатать статью в журнале «Русская мысль».

Разговорились, Станюкович спросил, нет ли еще чего-нибудь написанного. Михайловский стал читать свою рукопись о детстве. Станюкович горячо ее одобрил, предложил быть ее «крестным отцом», но попросил придумать псевдоним, т. к. главным редактором «Русской мысли» в то время был однофамилец Михайловского. Долго думать не пришлось, потому что в комнату вошел годовалый Гаря, очень недружелюбно смотрел на незнакомца. Николай Георгиевич взял сына на колени и стал успокаивать: «Не бойся, я Гарин папа». Станюкович сразу ухватился: «вот и псевдоним - Гарин!». И первые книги выходили под этим именем. Потом появилась двойная фамилия - Гарин–Михайловский.

Летом 1891 года Михайловский был назначен руководителем изыскательской партии по подготовке строительства Западно–Сибирской магистрали, на участке Челябинск–Обь. Опять поиски наиболее удачных и удобных вариантов в прокладке дороги. Это он настоял, чтобы мост через Обь был построен у села «Кривощеково». Николай Георгиевич тогда писал: «Пока здесь вследствии отсутствия железных дорог все спит... но когда–нибудь ярко и сильно сверкнет еще здесь, на развалинах старой – новая жизнь...». Он как–будто знал, что на месте маленькой станции возникнет город Новониколаевск, который потом станет огромным городом Новосибирском. Большая площадь у Новосибирского вокзала носит имя Гарина–Михайловского. На площади памятник Гарину–Михайловскому.

За 6 лет протянулась дорога от Самары в Челябинск (свыше тысячи километров), а потом и дальше. Первый поезд пришел в Челябинск в 1892 году. И в этом немалая заслуга Гарина–Михайловского, как и общая его заслуга в строительстве  великой транссибирской магистрали.

Но пока Николай Георгиевич занимался строительством железной дороги, к нему пришла литературная слава. В 1892 году журнал «Русское богатство» печатает «Детство Темы», а чуть позже «Русская мысль» – «Несколько лет в деревне». О последнем произведении Чехов написал: «Раньше ничего подобного не было в литературе в этом роде и по тону и, пожалуй, искренности. Начало немножко рутинно и конец приподнят, но зато середка – сплошное наслаждение. Так верно, что хоть отбавляй». К нему присоединяется Корней Чуковский: «…Несколько лет в деревне» читается, как сенсационный роман, у Гарина даже разговоры с приказчиком о навозе волнуют, как любовные сцены».

Гарин–Михайловский переехал в Петербург, взялся за издание журнала (1892). Заложил свое имение, купил «Русское богатство», в первом же номере поместил рассказы Станюковича, Короленко, Мамина – Сибиряка, которые стали его друзьями.

Гарин–Михайловский много работает, пишет продолжение «Детства Темы», статьи о строительстве железных дорог, о казнокрадстве на строительстве, борется за государственное обеспечение строительства, подписывается под ними «инженер – практик». Министр железных дорог знает, кто пишет неугодные ему статьи, грозит уволить Михайловского из системы железных дорог. Но, как инженер, Гарин–Михайловский уже известен. Без работы он не остается. Проектирует дорогу Казань–Сергиевы воды.

Работа на железной дороге не позволяет ему сидеть за письменным столом, он пишет на ходу, в поезде, на клочках бумаги, бланках, конторских книгах. Иногда рассказ пишется за одну ночь. Очень волновался, посылая свое произведение, крестил его. Потом мучился, что не так написал, с разных станций телеграммами посылает поправки. «Насколько мне известно, это был единственный русский писатель, по телеграфу писавший свои произведения» (С. Елпатьевский). Гарин–Михайловский – автор не только знаменитой тетралогии, но и повестей, рассказов, пьес, очерков.

Но самой известной и самой дорогой для Гарина-Михайловского стала «Детство Темы» (1892). Эта книга не только воспоминания о собственном детстве, но и размышления о семейном, нравственном воспитании человека. Он помнил жестокого отца, карцер в их доме, порки. Мать защищала детей, говорила отцу: «щенков Вам дрессировать, а не детей воспитывать». Отрывок из «Детства Темы» стал книгой «Тема и Жучка», одной из первых и любимых книг детей многих поколений в нашей стране.

Продолжение «Детства Темы» - «Гимназисты» (1893) И эта книга во многом автобиографична, «все взято прямо из жизни». Цензура протестовала против этой книги. Гарин–Михайловский пишет, что гимназия превращает детей в тупиц, коверкает души. Кто–то назвал его повести «Бесценным трактатом о воспитании... как не нужно воспитывать». Книги тогда произвели на читателей, особенно на педагогов, огромное впечатление. Посыпался поток писем. Гарин-Михайловский вложил в уста своего героя из «Гимназистов» (учителя Леонида Николаевича): «Говорят, заводить речь об образовании поздно, говорят, это старый и скучный вопрос, давно решенный. Я не согласен с этим. Нет решенных вопросов на земле, и вопрос образования – самый острый и больной у человечества. И это не старый, скучный вопрос – это вечно новый вопрос, потому что нет старых детей».

Третья книга Гарина–Михайловского «Студенты» (1895). И в этой книге его жизненный опыт, наблюдения, что и в студенчестве подавлялось человеческое достоинство, задача и института сделать не человека, а раба, приспособленца. Только в 25 лет, когда он начал строить свою первую дорогу, стал работать, только тогда обрел себя, обрел характер. Оказалось, что все первые 25 лет его жизни – это была тоска по работе. Кипучая натура с детства ждала живого дела, но семья, гимназия, институт убивали эту жажду.

И четвертая книга - «Инженеры». Она не была дописана. И вышла уже после смерти писателя (1907). Горький назвал эти книги Гарина–Михайловского «целой эпопеей русской жизни».

Гарин–Михайловский - путешественник

Работа на железной дороге, мучительная работа над книгами. Николай Георгиевич очень устал и решил отдохнуть, проехать вокруг света (1898) через Дальний Восток, Японию, Америку, Европу. Это была его давняя мечта. Он давно исколесил всю Россию, теперь захотелось повидать другие страны. Гарин-Михайловский собрался в путешествие, а перед самым отъездом ему предложили принять участие в большой научной экспедиции по Северной Корее и Манчжурии. Он согласился. Это было очень трудное, опасное, но чрезвычайно интересное путешествие по неизведанным местам. Писатель прошел с экспедицией 1600 километров, пешком и верхом на лошади. Много повидал, вел дневники, слушал через переводчика корейские сказки. Позже он издал эти сказки впервые в России и Европе. У нас издавали эти сказки в 1956 году и больше, к сожалению, не переиздавали.

Гарин–Михайловский побывал в Японии, Америке, Европе. Интересно читать его строчки о возвращении в Россию после такого путешествия: «Не знаю, как кого, а меня охватило тяжелое, прямо тягостное чувство, когда я въезжал в Россию из Европы... Привыкну, опять втянусь в эту жизнь, и, может быть, не будет она казаться тюрьмой, ужасом, и еще тоскливее от этого сознания».

Гарин–Михайловский писал интересные отчеты о своей экспедиции по Северной Корее. После возвращения из поездки он был приглашен к царю в Аничков дворец. Николай Георгиевич очень серьезно готовился к рассказу о виденном и пережитом, но, оказалось, его рассказ никого из царской семьи не интересовал, царица явно скучала, а царь рисовал женские головки. Вопросы задавали совсем не по делу. Потом Николай Георгиевич писал о них: «Это провинциалы!» Но царь все же решил наградить Гарина–Михайловского Орденом Святого Владимира. Писатель его так и не получил, потому что подписал вместе с Горьким письмо – протест против избиения студентов у Казанского собора. Николая Георгиевича выслали на полтора года из столицы.

Опять железная дорога

Весной 1903 года Гарина–Михайловского назначают начальником изыскательской партии строительства железной дороги по Южному берегу Крыма. Николай Георгиевич исследовал возможности прокладки дороги. Он понимал, что дорога должна пройти по очень живописным местам, курортам. Поэтому разработал 84 (!) варианта электрической дороги, где каждую станцию должны были проектировать не только архитекторы, но и художники. Каждая станция должна была быть очень красивой, нестандартной. Он тогда писал: «Два дела хотел бы я закончить – электрическую дорогу в Крыму и повесть «Инженеры». Но ни того, ни другого у него не получилось. Строительство дороги должно было начаться весной 1904 года, а в январе началась русско–японская война.

Крымская дорога до сих пор так и не построена! А Гарин–Михайловский поехал на Дальний Восток военным корреспондентом. Писал очерки, которые потом стали книгой «Дневник во время войны», где была настоящая правда о той войне. После революции 1905 года ненадолго приезжал в Петербург. Отдал большую сумму денег на революционные нужды. Он не был революционером, но дружил с Горьким, помогал через него революционерам. Николай Георгиевич не знал, что еще с 1896 года и до конца своих дней он находился под негласным надзором полиции.

Уход Гарина–Михайловского

После войны он вернулся в столицу, с головой ушел в общественную работу, писательство, писал статьи, пьесы, пытался закончить книгу «Инженеры»... Он не умел отдыхать, спал по 3-4 часа в сутки. Жена уговаривала отдохнуть, а он ей отвечал «В могиле отдохну, там высплюсь». 26 ноября 1906 года Николай Георгиевич собрал друзей, всю ночь говорили, спорили, (он хотел создать новый театр). Разошлись под утро. А в 9 утра – опять работа. Вечером Гарин–Михайловский на заседании редакции «Вестника жизни», опять споры, яркое, горячее его выступление. Неожиданно ему стало плохо, он вышел в соседнюю комнату, лег на диван и умер. После вскрытия врач сказал, что сердце было здоровое, но от предельного переутомления произошел его паралич.

Денег на похороны в семье не хватило, пришлось собирать по подписке. Похоронен Гарин–Михайловский на Волковом кладбище в Петербурге.

О Гарине–Михайловском написано много, есть книги, статьи, воспоминания.

Но, наверное, самые точные характеристики дал Гарину–Михайловскому Корней Чуковский (очерк «Гарин»). Так и хочется привести здесь весь очерк, но он велик - 21 страница. Вот только некоторые строчки из очерка:

«Гарин был невысокого роста, очень подвижный, щеголеватый, красивый: в волосах седина, глаза молодые и быстрые... Всю жизнь он работал инженером – путейцем, но и в его шевелюре, в его порывистой, неровной походке и в его необузданных, торопливых, горячих речах всегда чувствовалось то, что называется широкой натурой – художник, поэт, чуждый скаредных, корыстных и  мелочных мыслей...

Но я до сих пор не сказал о нем самого важного. Самым важным мне кажется то, что при всех своих эмоциональных порывах, при всей своей нерасчетливой, безудержной щедрости это был деловитый, деловой человек, человек цифр и фактов, смолоду привыкший ко всякой хозяйственной практике.

В этом и заключалось своеобразие его творческой личности: в сочетании высокого строя души с практицизмом. Сочетание редкое, особенно в те времена... Он единственный из современных ему беллетристов был последовательным врагом бесхозяйственности, в которой он и видел источник всех наших трагедий. В своих книгах он часто твердил, что Россия совершенно напрасно живет в такой унизительной бедности, так как она богатейшая в мире страна....

И в русскую деревню, и в русскую промышленность, и в русское железнодорожное дело, и в русский семейный уклад он всмотрелся так же деловито и вдумчиво – сделал как бы ревизию России восьмидесятых и девяностых годов... Причем, как у всякого практика, цели у него всегда конкретные, четкие, близкие, направленные к устранению какого–нибудь определенного зла: вот это нужно изменить, перестроить, а вот это уничтожить совсем. И тогда (в этой ограниченной области) жизнь станет разумнее, богаче и радостнее...».

Очень жаль, что при жизни Гарина–Михайловского его взгляды на переустройство России не были оценены в стране.

Гарин–Михайловский и дети

Главная любовь Николая Георгиевича – дети. Из письма жене (1887):  «Тебя, моя радость, и деток я люблю больше жизни, с радостью и наслаждением вспоминаю о вас...». У него было 11 детей (трое приемных)! Еще в молодости они с невестой дали клятву «Мы никогда пальцем не тронем наших детей». И, действительно, в его семье никогда не наказывали детей, одного его недовольного взгляда было достаточно. Он очень хотел, чтобы дети были счастливы, в одном из рассказов он пишет: «... ведь если в пору детства нет счастья, когда ж оно будет?» По московскому радио иногда читают прекрасный рассказ Гарина-Михайловского «Исповедь отца», о чувствах отца, наказавшего маленького сына, а потом потерявшего его.

Всюду его окружали дети, чужие дети звали его «дядя Ника». Любил делать детям подарки, устраивать праздники, особенно новогодние елки. Сочинял сказки на ходу, прекрасно их рассказывал. Его детские сказки издавались до революции. Разговаривал с детьми серьезно, на равных. Когда умер Чехов, Николай Георгиевич пишет 13–летнему приемному сыну: «Умер самый чуткий и отзывчивый человек и, вероятно, самый страдающий человек в России: вероятно, мы даже не можем понять сейчас всю величину и значение потери, какую принесла эта смерть... А что ты думаешь об этом? Напиши мне...».

Сохранились его письма к уже взрослым детям. Они напоминают умные отцовские заповеди. Он мало виделся с детьми, не навязывал им своих убеждений, но влияние его на детей было огромным. Все они выросли достойными людьми.

Автор статьи благодарен златоустовским железнодорожникам, которые познакомили ее с внучкой писателя - Ириной Юрьевной Неуструевой (Петербург). Удалось многое уточнить в биографии Гарина–Михайловского, узнать о судьбе его потомков. Особенно интересна нам судьба сына писателя - Георгия (Гари) (1890-1946), родившегося в Усть–Катаве. Он был талантливым и высокообразованным человеком. После юридического факультета университета (Петербург) дипломатическая работа. Георгий Николаевич перед революцией был самым молодым Товарищем (заместителем) Министра иностранных дел России! Он знал 17 языков! Не принял революцию. Оказался в Париже, потом в Праге, Братиславе. Преподавал, писал книги, переводил книги отца на иностранные языки. Подписывал свои работы, как и отец – Гарин-Михайловский. Раньше писали, что после войны он вернулся в СССР и умер в 1946 году. На самом деле было совсем не так. Когда в конце войны наши войска освободили Прагу, кто-то написал донос на Георгия Николаевича. Его арестовали, дали 10 лет лагерей. В одном из них (в Донбассе) он вскоре и погиб. Реабилитирован в 1977 году. В 1993 году был в Москве издан двухтомник Георгия Николаевича - «Записки. Из истории российского внешнеполитического ведомства, 1914- 1920 гг.». Его единственный сын – полный тезка деда был известным химиком.

Один из сыновей Николая Георгиевича - Сергей стал горным инженером.

Дочь Ольга – ученым – почвоведом. Ее дочь – внучка писателя Ирина Юрьевна – геолог, член Академии географических наук.

Один из внуков Гарина-Михайловского – Павел Павлович Сырников - ученый – кристаллограф – член - корреспондент Академии наук. Его сын - Максим Сырников –  автор книг о русской кухне бывает в Челябинске. Приезжал он и на знаковое событие. Дирекция вокзалов Южно-Уральской железной дороги открывала восстановленный памятник дочери Гарина- Михайловского – Вареньки в Усть–Катаве (2012).

Дети и внуки Гарина-Михайловского – достойные люди. Писатель мог бы гордиться ими.

Книги Гарина–Михайловского издаются. В издательстве «Детская литература» в 2014 году вышла для малышей книга «Тёма и Жучка», в 2015–м «Детство Тёмы. Автобиографическая повесть» (Москва: «Махаон») в серии «Классная классика».

А Южный Урал может гордиться тем, что такой уникальный человек, как Гарин–Михайловский, имеет к нему прямое отношение.

Н. А. Капитонова

Произведения Гарина-Михайловского Н. Г.

Корейские сказки. - Москва: Гослитиздат, 1956. - 71 с.: ил.

Собрание сочинений: в 5-ти т. / подгот. текста и примеч. И. В. Воробьевой. - Москва: Гослитиздат, 1957 - 1958.

Тема и Жучка: рассказ / [рис. Д. Штеренберга]. - Москва: Детская литература, 1971. - 16 с.: ил. - (Книга за книгой); Переиздание. - Москва: Детская литература, 1976. - 14, [2] с.: ил., портр. - (Книга за книгой); Москва: Энас-Книга, 1977. - 16 с.: ил. - (Мои первые книжки); Москва: Детская литература, 1981. - 16 с. : ил.; Москва: ЭНАС-Книга, 2016. - 16 с.: ил. - (Новые старые книжки)

Детство Темы; Гимназисты / худож. Н. Г. Раковский. - Москва: Правда, 1981. - 448 с.

Студенты; Инженеры / худож. Н. Г. Раковская. - Москва: Правда, 1981. - 328 с.: ил.

Тема и Жучка: отрывок из повести "Детство Темы" / рис. А. Слепкова. - Москва: Детская литература, 1985. - 16 с. : цв. ил. - (Мои первые книжки); Новосибирск: Детская литература, 1990. - 15, [1] с.: цв. ил.; Москва: Махаон, 2016. - 15, [1] с.: цв. ил. - (Мои любимые книжки)

Тема и Жучка: рассказ / худож. Г. Бедарев. - Москва: Детская литература, 1986. - 14 с.: ил. - (Книга за книгой)

Гимназисты: из семейной хроники: повесть / худож. Н. Корнилова. - Москва: Советская Россия, 1988. - 288 с.: ил.

Детство Тёмы: повести, рассказы, очерки. - Москва: Эксмо, 2006. - 640 с.; 2007. - 640 с. - (Русская классика)

Путевые очерки: отрывок // Старица: поэзия и проза Урала начала XX века / Челяб. обл. писательская орг-ция. - Челябинск: [б. и.], 2006. – С. 30-40.

Детство Тёмы: автобиографическая повесть / худож. Д. Штеренберг; вступ. ст. И. Воробьёва. - Москва: Детская литература, 2009. - 218 с. : ил. - (Школьная библиотека)

Детство Тёмы / худож. Е. Б. Лопатина. - Москва: Эксмо, 2016. - 160 с.: ил. - (Книги - мои друзья)

О жизни и творчестве:

Тынянова, Л. Н. Неукротимый Гарин: повесть [о Н. Г. Гарине-Михайловском] / Л. Н. Тынянова. - Москва: Детская литература, 1974. - 143 с.: ил.

Бухарцев, В. Гарин-Михайловский Николай Георгиевич [1852, Петербург - 1906] - русский писатель, видный инженер-путеец / В. Бухарцев, А. Козлов // Златоустовская энциклопедия. - Златоуст, 1994. - Т. 1. А-К. - С. 74-75.

Минакова, А. М. Гарин, Н. / А. М. Минакова // Русские детские писатели XX века: биобиблиографический словарь / [ред. И. Н. Арзамасцева]. - 2 изд., испр. и доп. - Москва: Флинта: Наука, 1998. – С. 116-118. - Библиогр. в конце ст.

Горький, М. О Гарине-Михайловском / М. Горький // Горький, М. Книга о русских людях: мемуары / М. Горький; [предисловие, примечания П. Басинского]. - Москва: Вагриус, 2000. – С. 398-411.

Дружинина, Э. Б. Гарин-Михайловский Николай Георгиевич / Э. Б. Дружинина // Челябинск: энциклопедия / сост.: В. С. Боже, В. А. Черноземцев. – Изд. испр. и доп. – Челябинск: Камен. пояс, 2001. – С. 185.

Гусяева, Л. Гарин-Михайловский Николай Георгиевич [20.02.1852-10.12.1906], русский писатель, публицист, инженер-путеец / Л. Гусяева // Миасс: энциклопедический словарь. - Миасс, 2003. - С.79.

Шмакова, Т. А. Гарин-Михайловский Николай Георгиевич / Т. А. Шмакова // Челябинская область: энциклопедия: в 7 т. / редкол.: К. Н. Бочкарев (гл. ред.) [и др.]. – Челябинск: Камен. пояс, 2008. – Т. 1. – С. 806.

Николай Гарин-Михайловский // Старица: поэзия и проза Урала начала XX века / Челяб. обл. писательская орг-ция. - Челябинск : [б. и.], 2006. – С. 29.

Тубельская, Г. Н. Гарин-Михайловский Николай Георгиевич (1852-1906) / Г. Н. Тубельская // Тубельская, Г. Н. Детские писатели России. Сто имен: биобиблиографический справочник: в 2 ч. / Г. Н. Тубельская.- Москва: Школьная библиотека, 2002. – Ч. 1. А-Л. – С. 70-74. - Библиогр. в конце ст.; Детские писатели России. Сто тридцать имен: биобиблиографический справочник. - Москва: Русская школьная библиотечная ассоциация, 2007. – С. 78-81. - Библиогр. в конце ст.

Михалева, Т. И. Современный подросток в современном мире: проблема формирования личности подростка в литературе 1960-х-2000-х годов: методический материал / Т. И. Михалева. - Москва: Русская школьная библиотечная ассоциация, 2007. - 224 с. - (Профессиональная библиотека школьного библиотекаря - Прил. к журн. "Школьная библиотека". Сер. 1; Вып. 3)

Капитонова, Н. А. Писательские судьбы: Н. Г. Гарин-Михайловский / Н. А. Капитонова // Капитонова, Н. А. Литературное краеведение. Челябинская область / Н. А. Капитонова. - Челябинск: Абрис, 2008. - Вып. 2 – С. 29-39: портр.

Капитонова, Н. А. Николай Гарин-Михайловский (1852-1906) / Н. А. Капитонова // Капитонова, Н. А. Литературное краеведение. Челябинская область / Н. А. Капитонова. - Челябинск: Абрис, 2012. – Вып. 4. - С. 108-110: портр.

Трусов, В. По проекту автора "Детства Тёмы" / В. Трусов // Уральский следопыт. – Екатеринбург, 2013. - № 1. - С. 78-79: ил. - (Река времени: юбилей)

Капитонова, Н. Рыцарь железных дорог / Н. Капитонова // ПенсионерЪ. – Челябинск, 2013. - № 15. - С. 7: портр.; № 16. - С. 7: портр. - (Имя в истории)

Попов, И. Гарин-Михайловский. Патриот и чудотворец / И. Попов // Живописная Россия. - 2015. - № 3. - С. 50-56: ил. - (Землепроходцы)

Ефремова, Д. Двойник инженера Гарина: 165 лет со дня рождения Н. Гарина-Михайловского / Д. Ефремова // Свой: прил. к газ. "Культура". - 2017. - № 2. - С. 16-18: ил. - (Родное слово)

Капитонова, Н. А. Гарин-Михайловский Николай Георгиевич: писатель, инженер, 165 лет со дня рождения,1852-1906 / Н. А. Капитонова // Календарь знаменательных и памятных дат. Челябинская область, 2017 / Челяб. обл. универс. науч. б-ка; сост.: И. Н. Пережогина, Р. Р. Хайретдинова; ред.: О. Д. Суховилова и Е. П. Митюшина. - Челябинск: [б. и.], 2017. - С. 159-170: портр. - Библиогр. в конце ст.

Кузнецова, П. Гений инженерной мысли: полтора столетия назад решилась судьба Южного Урала. Памяти Николая Гарина-Михайловского посвящается / П. Кузнецова // Возрождение Урала. – Челябинск, 2017. - № 21. - С. 11: фото, портр. - (Личность). - То же: [Электронный ресурс]. -Режим доступа: http://www.zvu-74.ru/gazeta/arhiv/00104

Гайнуллин, М. Рыцарь железных дорог: он соединил Челябинск с Западом и Востоком / М. Гайнуллин // Южноуральская панорама. - 2019. - № 41-42. - С. 14 : портр., фот. - (85 лет Челябинской области). - То же: [Электрон. версия]. - Режим доступа: https://up74.ru/articles/obshchestvo/110013/

Е. А. Коба⁠

Яндекс.Метрика