Расписание: пн-пт - 09:00-18:00; вс - 10:00-18:00, сб - выходной.
Продлить книгу
Продлить книгу

Бажов Павел Петрович

Бажов П.П..jpg

Бажов Павел Петрович

27 января 1879 – 3 декабря 1950

Писатель

 Жить на Урале и не знать сказов Павла Петровича Бажова невозможно. Его, наверное, можно было бы назвать первым писателем Урала (если не считать Д. Мамина–Сибиряка), потому что он открыл миру Урал во всем его величии и красоте, с его историей, людьми, богатствами гор, народными сказаниями и легендами, с его богатейшим языком. О Бажове знают взрослые и дети, которых ещё в младших классах знакомят с «Серебряным копытцем», «Огневушкой – Поскакушкой», «Голубой змейкой»...

Но далеко не все знают, какой не простой была судьба писателя. Когда–то Аркадий Гайдар о себе сказал, что у него «обыкновенная биография в необыкновенное время». О Бажове можно сказать, что у него и биография необыкновенна. Представить только: мальчишка из заводского посёлка учится на священника, а становится всемирно известным писателем, депутатом Верховного Совета СССР, лауреатом Государственной премии. В его судьбе были и большие потери, и неожиданные чудеса. Наверно, не случайно его фамилия происходит от слова «бажить» - ворожить, колдовать. В детстве у него было прозвище – Колдунков.

О Бажове много написано. Есть даже «Бажовская энциклопедия». Он и сам о себе писал («Зеленая кобылка», «Дальнее - близкое»). Его сказы переиздаются. Но судьба Павла Петровича и его сказы достойны того, чтобы к ним возвращаться.

Многое связывает Бажова с Южным Уралом.

Родился Павел Петрович Бажов 27 января 1879 года в посёлке Сысертского завода, недалеко от Екатеринбурга в семье Петра Васильевича, потомственного рабочего-медеплавильщика. Мать - Августа Степановна выросла сиротой, до замужества очень трудно жила, зарабатывала на жизнь рукоделием. Павел был единственным и любимым сыном в семье. У него рано проявились способности к учёбе, он легко запоминал стихи. Закончил 4-классную поселковую школу. Екатеринбургский друг директора школы - Н. Смородинцев узнал, что мальчик в 9 лет выучил наизусть том стихов Пушкина, уговорил родителей отправить сына на учебу в Екатеринбург. На гимназию для сына у родителей денег не было. Смородинцев помог устроить Павла в бесплатное духовное училище с общежитием.

Это было то самое училище, где когда-то, 25 лет тому назад, учился Д. Мамин–Сибиряк и плохо о нём вспоминал. Но времена уже были другие. Павел хорошо учился. После окончания училища его направили в Пермскую духовную семинарию, в которой тоже когда-то учился Мамин–Сибиряк. Впереди ждала духовная Академия в Киеве, большая церковная служба.

Но вместо Академии Бажов хотел поступить в университет. А в это время умер отец. Надо было помогать слепнущей матери. И он стал учителем. Сначала в глухой уральской деревне Шайдурихе (с 1899 года), потом преподавал в Екатеринбурге в том же училище, где учился сам. Позже он стал преподавателем в женском епархиальном училище, где учились дочери священников. Он был прекрасным преподавателем, все ученики его любили. А он полюбил Валю Иваницкую – свою ученицу. Дождался, когда она закончила училище, и женился. Ему уже было 32, ей 19. Они венчались в деревенской церкви на родине Валентины Александровны. Прожили вместе долгие годы, всю жизнь он ласково называл её Валянушкой.

Построили дом, где было четыре маленьких комнаты. Бажов прожил в нём 36 лет. Этот дом с высоким крылечком и сейчас стоит в Екатеринбурге на пересечении улиц Чапаева (№ 11) и Большакова. Деревянный дом теперь кажется совсем маленьким в окружении новых многоэтажных домов. Там теперь музей Бажова, где все сохранилось так, как при жизни писателя. В семье Бажовых родились дети. Бажов уже тогда начал писать статьи в газеты. Интересно, что первая его публикация (1913 г.) называлась «Мамин–Сибиряк – как писатель детей». Так бы и жить дружной учительской семье долго и счастливо, если бы не первая мировая война, революция и гражданская война.

С началом мировой войны в городе стало голодно, в 1914 году семья Бажовых перебралась к родственникам в Камышлов. Там их застала революция. Бажов сразу принял сторону революции, стал коммунистом, его назначили комиссаром просвещения. Но наступают белые. За время гражданской войны Бажов был дважды арестован, дважды бежал из тюрьмы. Чудом остался жив. Один раз в лютый мороз, легко одетый пробирался он к семье из Пермской тюрьмы, и уже замерзал на дороге. На счастье мимо проезжал какой–то крестьянин, спрятал Бажова в сене, провёз мимо постов, спас его.

И ещё был очень трудный момент. Когда Бажов после побега из тюрьмы добрался до Камышлова, то застал жену в чужой, холодной избе тяжело больной, без сознания, а рядом с ней мертвый грудной ребенок. Оказалось, родные подумали, что у Валентины Александровны тиф, забрали старших детей, а её оставили одну с ребёнком, боялись заразить остальных. Бажов не мог остаться с женой, ему грозил арест, а если арест, то и казнь. Родственники похоронили ребёнка, «выходили» Валентину Александровну. А Бажов вынужден был бежать в Сибирь, на Алтай. Там он сменил фамилию на Бахеев. И воевал в партизанском отряде, и работал в газете Усть–Каменогорска, Семипалатинска. Там тяжело заболел. Бажов не любил вспоминать эти времена.

После гражданской войны он опять на Урале. В Екатеринбурге с трудом возвращает себе свой дом. В 1923–1930 году Павел Петрович работал в редакции «Крестьянской газеты», ездил по области, знакомился со многими людьми.

В 1924 году вышла в свет его первая книга «Уральские были» - очерки о дореволюционной жизни рабочих Сысертского завода. Бажов – журналист много писал о новых стройках, заводах.

В 1933 году его лишили работы, и семья нуждалась, Валентина Александровна вынуждена была продать единственную ценную вещь – обручальное кольцо. Через год Бажову вернули работу. Он стал редактором издательства.

Бажов написал документальную книгу «Формирование на ходу» о командирах Красной армии, с которыми воевал. Через несколько лет многие из них были безвинно расстреляны, погибли в лагерях. Опять на него донос.

В 1937 году его опять вызвали в НКВД. В его доме произвели обыск, искали оружие. Он понимал, что это арест, простился с родными. Но на его счастье в это время шли аресты в самом этом грозном учреждении. Бажов прождал приёма, тихо ушёл домой.

По доносам его дважды исключали из партии, лишали работы. Позже оказалось, что доносы на Бажова писал один и тот же человек. Люди стали обходить дом Бажовых стороной. Семья бедствовала. Все жили на заработок сестры Валентины Александровны, учительницы. Выручал огород и сад около дома. Павел Петрович больше года не выходил со двора, ждал ареста. Днём он работал в огороде, сочинял сказы, ночью их записывал, когда уже никто не мешал. Позже он напишет: «Выдалась такая невеселая полоса в моей жизни... И начал я сказы писать, чтобы боль свою потушить. Думал: никому это не нужно, сам себе сказки рассказываю, все равно без своей работы жить не могу».

Павел Петрович не случайно стал писать сказы. Ими он «заболел» ещё в детстве, когда вместе с ребятами в Полевском слушал рассказы старого сторожа - дедушки Слышко (Василия Хмелинина, дальнего родственника), который знал множество легенд, народных уральских сказов.

Бажов исходил множество дорог, собирал по деревням и рабочим посёлкам сказы, были и небылицы, образцы уральской речи. У него уже было шесть больших тетрадей с богатейшими материалами, но во время гражданской войны при обысках они пропали. Начал он писать сказы еще после первого ареста в 1935 году.

Когда в 1936 году в узком семейном кругу отмечали серебряную свадьбу Бажовых, Павел Петрович подарил жене тетрадку с первым сказом «Медной горы хозяйка» и сказал, что посвятил рукопись ей. В этом же году четыре первых сказа были напечатаны в журнале «Красная новь». Но он тогда скрывал свое авторство, писал, что пересказал народные легенды. Критика плохо приняла сказы. Защитил его Демьян Бедный.

После 1937 года за время вынужденной безработицы Бажов подготовил к печати 14 сказов, открыл своё авторство, сдал в редакцию. В январе 1939 года товарищи решили отметить шестидесятилетие Павла Петровича. В день его рождения все собрались в клубе. Бажов и его жена впервые сидели в президиуме, стесняясь своей поношенной одежды и обуви. Друзья подарили юбиляру большой пакет. Бажов развернул пакет, а внутри ещё один. Зал наблюдал, как он разворачивает пакет за пакетом. И, наконец, под многими слоями бумаги оказалась маленькая книжка. Бажов прижал её к груди. На глазах у него были слезы. Это и было первое еще нетиражное издание «Малахитовой шкатулки», куда вошли 10 сказов. Летом того же года вышла «Малахитовая шкатулка» (14 сказов) тиражом – 20 тысяч экземпляров.

Но эта маленькая книжка, как потом писали «отвела от дома Бажовых беду». Книга совершила чудо. Ровно через три месяца Бажов был с почетом принят в Союз писателей СССР, ему вернули работу. Через год он возглавил писательскую организацию Свердловской области. Книги и очерки, которые он писал до 1937 года, при его жизни никогда не переиздавались. Зато сказы потом издавались миллионными тиражами, издаются и сейчас.

Сказы были так хороши, что «Малахитовую шкатулку» послали на Международную выставку в Нью–Йорк (1939 г.)! Книге сделали специальную обложку на знаменитой свердловской гранильной фабрике. Тогда в свердловских газетах писали: «…книга в кожаном переплете, с красивым барельефом, окаймленным рамкой полированного малахита. В переплет вмонтирован малахитовый медальон с ползущей по нему серебряной ящеркой, украшенной мелкими рубинами и хризолитами». К сожалению, эта очень дорогая книга не вернулась на родину. «Малахитовую шкатулку» перевели на 80 языков мира, даже на китайский!

Бажову можно было бы спокойно продолжать работу над сказами. Но тут война (1941–1945).

В Свердловск были эвакуированы семьи писателей из Москвы, Киева, Ленинграда. В уральском городе оказались семьи Агнии Барто, Льва Кассиля, Мариэтты Шагинян, Федора Гладкова, Оксаны Иваненко и др. Всех надо было принять, расселить, дать работу, одеть, обуть (с Украины люди приехали в летней одежде, а впереди уральская зима), накормить... Агнию Барто поразили мальчишки и девчонки из ремесленного училища, которые встали к станкам на заводах. Она захотела написать о них поэму. Бажов посоветовал ей самой пойти учиться в ремесленное училище и вместе с ребятами получить рабочую профессию. Агния Львовна в свои 36 лет встала к станку рядом с подростками. Стала токарем! Написала поэму «Идет ученик». В то время она написала и очень близкое нам стихотворение:

                   Я, друзья – товарищи,

                   На Урале рос.

                   Здесь зима суровая,

                   Ветер да мороз.

                   Но если б снова родину,

                   Себе я выбирал,

                   Я бы не задумался,

                   Выбрал бы Урал!

 Многие писатели, кому помог Бажов, были ему очень благодарны. В этом можно убедиться, прочитав книгу воспоминаний о Бажове «Мастер. Мудрец. Сказочник» (1978 г.).

 В 1942 году Павел Петрович стал главным редактором Свердловского издательства. В 1943–м главным реактором журнала «Уральский следопыт».

И при всей тяжести своей работы Бажов ещё и писал сказы. В 1943 году он стал лауреатом Сталинской (Государственной) премии. Был первым среди свердловских писателей, получившим такую высокую награду. Вторым был Иосиф Ликстанов («Малышок»). Больше такую премию из земляков никто не получил. В 1944 году Бажов получает орден

Ленина. Но ничего не изменилось в его характере, жизни.

Бажов никогда ни о ком не говорил зло, никому не завидовал. Он жил в том же деревянном доме, без водопровода и центрального отопления. Отказывался от положенных ему привилегий. Отказался от автомобиля. И каждый день этот немолодой и не очень здоровый человек холодной зимой и жарким летом ходил на работу пешком, а это 13 кварталов! Ему предлагали переехать в Москву, он отказался. Одевался всегда просто, не признавал галстуков. Не изменял своим привычкам, писал, стоя за конторкой, ручкой, которую сам сделал из бамбуковой палочки. Только в последние годы его жизни писатели подарили ему пишущую машинку. В доме всегда было много народу, детей. Дом был очень гостеприимный. Любимым блюдом у Бажовых в трудные времена были пельмени с редькой. Война окончилась.

 В феврале 1946 Павла Петровича избрали депутатом Верховного Совета СССР. Значительно прибавилось работы. Люди шли к нему за помощью, писали письма. Он внимательно относился к каждой жалобе. Депутатство познакомило Бажова с маршалом Георгием Жуковым, который в то время работал в Свердловске. Жуков был не раз гостем в доме Бажовых.

 О том, что его называли «совестью писателей», писала поэтесса Людмила Татьяничева (См. приложение в конце статьи).

 Бажову уже 67 лет, сказываются и возраст, и болезни. Он стал плохо видеть. А тут ещё постановление о журналах «Звезда» и «Ленинград», начались поиски «врагов» среди писателей. Он защищал тех, на кого нападали, не давал исключать из Союза писателей, в том числе не дал в обиду детскую писательницу Беллу Дижур – мать Эрнста Неизвестного. Наверно, не случайно Эрнст Неизвестный, который с детства знал писателя, сделал модель памятника Бажову. Жаль, что эта модель осталась только на фотографии.

 Когда Павла Петровича уговаривали дать согласие на выборы в депутаты Верховного Совета на второй срок, он пытается отказаться, но его сумели убедить. Его авторитет так высок, что он ещё многим может помочь. На одной из сессий в Москве ему стало плохо.

Павел Петрович умер 3 декабря 1950 года на 71-м году жизни в Кремлевской больнице от рака легких. Бажов не раз говорил своим близким: «Нет лучше Урала! На Урале родился, на Урале и умирать стану!». Так случилось, что он умер в Москве. Но его привезли в Свердловск и похоронили в родном городе на высоком холме Ивановского кладбища. Там установлен памятник Бажову.

О семье Павла Петровича: Валентина Александровна пережила мужа на 20 лет. У них было семеро детей, четверых они похоронили. Особенно тяжело пережили потерю сына Алеши, который в 19 лет (в 1935 году) в результате несчастного случая погиб на заводе. В семье остались три дочери. Старшая Ольга, горный инженер, работала в Якутии, Воркуте, Тюмени... Елена, инженер–строитель, работала в Москве, Комсомольске-на-Амуре. Помощницей в семье оставалась младшая – Ариадна, (дома её звали Ридчёна). Она помогала отцу в работе. Позже она написала две книги об отце «Дом на углу» (Свердловск, 1970 г.) и «Глазами дочери» (Москва, 1978 г.).

Ариадна закончила факультет журналистики, но стала историком, доктором исторических наук. Вышла замуж за военного журналиста – Тимура Гайдара – сына Аркадия Гайдара. Так породнились два знаменитых писателя. Разница в возрасте Бажова и Аркадия Гайдара – 25 лет (и даже дни рождения рядом: 22 и 27 января. Много общего в их судьбе – оба приняли участие в гражданской войне, оба были журналистами, оба исключались из партии, принимали удары судьбы, оба стали любимцами читателей, особенно детей. Они могли встретиться, ведь Гайдар в 1925 году был в Свердловске.

У Бажовых было пять внуков. Их общий внук - Егор Гайдар вырос, стал известным экономистом. Не все приняли реформы Егора Гайдара. Начали «лить грязь» на Аркадия Гайдара, его посмертно обвинили во всех тяжких грехах. Как сказал Егор Тимурович: «дед ответил за внука». К счастью, Аркадию Гайдару вернули его честное имя. Если задуматься, он был единственным писателем в истории мировой детской литературы, который сумел одной небольшой книжкой «Тимур и его команда» накануне большой войны направить тысячи ребят на добрые дела, на помощь тем, кто в ней нуждается. Это уже потом пионерская организация сделала эту игру формальной. А у Гайдара была не одна, а целая библиотечка умных, честных детских книг.

 И Бажов и Гайдар в своих книгах говорили о настоящих ценностях: о любви к родной земле, стране, семье, своему делу, о любви и верной дружбе, которые не купишь ни за какие деньги. Бажов свои сказы делил на сказы «детского тона» и «взрослого тона». Но и сказы для взрослых читаются детьми. Сказы Бажова живы, они вне времени, их можно отнести к «вечным» книгам. К вечным книгам можно отнести и книги Гайдара.

По сказам Бажова снято десять игровых и анимационных фильмов. Первый - «Каменный цветок» ещё в 1946 году. С таким же название был поставлен балет в Большом театре (музыка С. Прокофьева). На ВДНХ в Москве есть знаменитый фонтан «Каменный цветок».

Бажов подарил миру драгоценную «Малахитовую шкатулку». Теперь каждый может её «открыть», «достать» из неё сказ и полюбоваться Бажовским уральским словом, удивиться мудрости Бажовских сказов. Большая радость – чтение сказов Бажова вслух в кругу семьи.

 

Бажов и Южный Урал

Павел Петрович написал 55 сказов. Его земляки подсчитали, что 11 из них он посвятил Южному Уралу. Это составляет 20 процентов. Но какое особое место в его творчестве они представляют! Как много связывает Бажова и Южный Урал!

 Очень важно, что «южноуральские» сказы Бажова говорят о настоящих, а не выдуманных мастерах. Они продолжают другие сказы Бажова, где говорится о рабочем мастерстве, об умельцах. Ведь недаром один из самых главных его героев так и зовётся «Данило – мастер», а один из самых известных сказов «Живинка в деле» (сказ впервые в 1943 году был напечатан в газете «Правда»!).

 Удивительно, что сказы писались в разгар войны, когда, казалось, было совсем не до разговоров о мастерстве. Все работали под лозунгом «Все для фронта!». Было важно, особенно на Урале, как можно больше дать фронту танков, пушек, снарядов. У станков часто чуть ли не сутками стояли мальчишки и девчонки, чтобы выполнить план. Правда, и до войны было время рекордов, соревнований («Время, вперед!»). Но время войны – это особое отношение к труду...

И Бажову, казалось, совсем не до сказов, у него очень напряженная работа, бесконечная усталость. Но он понимал важность разговора о работе, её смысле, достоинстве мастера, о том, какие красивые и редкие вещи умели делать уральские мастера. Оказалось, эти сказы были нужны на фронте и в тылу. Взрослым и детям. Причём, если до этого у Бажова были выдуманные герои, то в сказах о наших мастерах он называет их фамилии, имена: Павел Аносов, Иван Бушуев, Василий Торокин.

В 1942 году был написан сказ «Иванко – Крылатко». О златоустовском мастере – художнике по металлу, гравере Иване Бушуеве. Украшенные им сабли есть в музеях мира, Москвы, Санкт-Петербурга. Бушуев умел на небольшом пространстве сабли умещать рисунки целых военных сражений, и рисунки самого процесса изготовления этого оружия. Бушуевский крылатый конёк, как автограф на его изделиях, теперь стал и гербом Златоуста. Вместе с другими заводскими мастерами Бушуев сделал уникальную игрушку, ростом с девятилетнего мальчишку, - прекрасные доспехи маленького рыцаря. Это был заказ царя для своего сына. Но подарок делали несколько лет, царевич вырос и не смог надеть железные доспехи. Маленький рыцарь, которого музейные работники прозвали Сашенькой, теперь украшает музей Златоуста. Жизнь Бушуева была короткой, о ней мы мало знаем. Знаем только, что он был ровесником Пушкина. Но то, что он был настоящим Мастером, знают все. И не только в Златоусте. На привокзальной площади Златоуста был открыт памятник Ивану Бушуеву. Может быть, помог этому сказ Бажова «Иванко – Крылатко»?

 Есть ещё один златоустовский сказ, который рассчитан на старших школьников и взрослых. Он написан в последний год войны – в 1945-м. Это «Коренная тайность». Павел Петрович этот сказ написал о своём тёзке – знаменитом металлурге Павле Петровиче Аносове. Аносов 30 лет своей жизни (с 1817 года) посвятил тому, чтобы на Златоустовском заводе разгадать тайну булатной стали, очень прочной и очень гибкой. И он её разгадал. Клинки из булатной стали можно было согнуть в кольцо. Раскалённый стальной прут можно было завязать в узел. «Больше сотни годов прошло с той поры, как в нашем заводе сварили такую булатную сталь, перед которой все тогдашние булаты в полном конфузе оказались». Из этой стали и делали в Златоусте уникальное оружие. Чтобы написать этот сказ, Павел Петрович глубоко изучил массу архивных документов о создании булатной стали.

В Златоусте, в центре старого города стоит прекрасный памятник Павлу Аносову. Недалеко от него старый дом, где когда–то работал Аносов. Теперь в этом доме музей Златоуста.

Златоусту особенно повезло. Бажов написал 5 сказов, связанных со Златоустом, не только «Иванко – Крылатко» и «Коренная тайность», а ещё и «Веселухин ложок» (1941 г.), «Алмазная спичка» (1945 г.), «Старых гор подаренье» (1946 г.). В сказе «Старых гор подаренье» читатели находят важные слова Бажова: «Тоже ведь сказы не зря придуманы. Иные в покор, иные – в наученье, а есть и такие, что вместо фонарика впереди».

 В 1943 году был написан сказ «Чугунная бабушка» о каслинском художнике - литейщике Василии Торокине, его уникальных работах, судьбе. Время его работы - конец IXI–начало XX века. Бажов пишет: «Даром что неграмотный, а лучше всех доводил. Самые тонкие работы ему доверяли». Почему сказ называется «Чугунная бабушка»? Да потому, что мастеру Торокину надоело отливать фигурки по чужим, непонятным образцам, он и отлил из чугуна фигурку соседской бабушки Анисьи («Старуха с прялкой»). «В разных странах на письменных столах и музейных полках сидит себе чугунная бабушка, сухонькими пальцами нитку подкручивает, а сама маленько на улыбе, вот–вот ласковое слово скажет». А написал этот сказ Бажов для фронтовой газеты («В бой за Родину»): «Посылаю сказ «Чугунная бабушка», который по моему пониманию тоже должен работать против врага». Заканчивается сказ очень важными словами: «Работа – она штука долговекая. Человек умрет, а дело его останется. Вот ты и смекай, как жить–то». Не случайно эти слова выбиты на граните памятника Бажову на его могиле. Знаменитый чугунный Каслинский павильон, который в 1900 году на Парижской выставке удивил весь мир, завоевал золотую медаль, стоит сейчас в музее Екатеринбурга. Жаль, что не в Челябинске или Каслях! А в этом «кружевном» чугунном павильоне есть работа и Василия Торокина. Когда Торокин умер в 1912 году, ему поставили памятник с теми же словами, что написаны на могиле Бажова.

Павел Петрович не раз бывал в Каслях, восхищался работой каслинских мастеров: «Против каслинских мастеров по фигурному литью никто выстоять не мог. Сколько заводов кругом, а ни один вровень не поставишь...». У него дома были чугунные фигурки из Каслей: бюст Пушкина, «Джигитовка»... Он не расставался с маленькой чугунной табакеркой. Часто повторял: «Каслинские литейщики в форму льют чугун, а остывает он серебром. И это я не для красного словца говорю».

Во время войны Каслинский завод делал для фронта мины и снаряды. Бажов многое сделал, чтобы в Каслях возродилось художественное литье. Из любви к Бажову литейщики отлили в чугуне бюст Павла Петровича и его героев Данилу - Мастера и Хозяйку Медной горы.

 Тот, кто будет читать эти сказы впервые, наверняка подумает, почему в них Бажов так плохо говорит о немецких мастерах. Но ведь когда он писал эти сказы, шла война с Германией! И «немец» тогда означал – «враг». Во время войны издавался даже сборник «Сказы о немцах» (Свердловск, 1943 г.; Челябинск, 1944 г.), куда вошли «Иванко – Крылатко» и «Чугунная бабушка». Не все знают, что из–за этого позже чуть не запретили издавать сказ «Иванко – Крылатко». В 1983 году его не разрешили включить в собрание сочинений Бажова. Но в издание 2004 года сказ был возвращен. Сейчас мы понимаем, что немецкие мастера, которые приезжали в своё время в Златоуст и Касли со своим опытом, внесли много полезного в заводскую работу уральских мастеров. Если бы у Бажова после войны были силы и время, может он бы и переписал эти сказы.

Павел Петрович не написал бы эти сказы, если бы не был в наших краях: Челябинске, Златоусте, Кыштыме, Каслях… Он писал о заводских рабочих, «рисовальщиках» по металлу, старателях, добывающих золото («Про великого полоза», написан ещё в 1936 году). Он побывал и в Ильменском заповеднике. Ещё в 1941 году Павел Петрович задумал сказ «Солнечный камень». В 1942-м сказ был напечатан. В сказе ходоки поехали к Ленину и убедили его сберечь это уникальное место. На самом деле Ильменский заповедник был основан по многочисленным просьбам учёных в трудном для страны 1920 году. Но на то он и сказ, чтобы так представить это событие. А какие слова нашёл Бажов о заповеднике: «Против нашей Ильменской кладовухи, конечно, по всей земле места не найдешь».

Бажов не мог равнодушно писать о нашей природе, любовался нашими горами, лесами, озерами.

 Об озере Иткуль Бажов писал в сказе «Демидовские кафтаны» (1939 г.). Кстати, когда этот сказ печатали впервые, он назывался «Сказ про Иткуль». Сказ о жестокости уральских заводчиков, но и описание красоты уральского озера: «А Иткуль – озеро на высоком местечке пришлось. Берег – песок да камень. Сухим – сухоньки, а кругом сосна жаровая. Как свечки поставлены, глядеть любо. Вода, как стеклышко все камни на дне сосчитай. Только скрасна маленько. Как вот ровно мясо в ней полоскали. Дно, вишь, песок – мясника, к нему этак и так и отливает. Оттого будто озеро Иткуль и прозывается. По–башкирски говядину зовут ИТ, а КУЛЬ – по – ихнему – озеро, вот и вышло мясно озеро – Иткуль» (слово «мясника» означал – песок с красной глиной).

 Павел Петрович не раз бывал на Южном Урале. Но иногда в печати о Бажове появлялись его слова, что у нас он «живал не раз». Но где же он «живал»? Об этом он говорит сам в начале сказа «Надпись на камне» (1939 г.): «Из года в год мы со своим школьным товарищем проводили начало летнего отпуска в деревне Воздвиженке. Как покончим с экзаменами, так сейчас же туда, чтобы успеть окунуться в прозрачную тишину горных озер вблизи Каслей, пока еще не налетели сюда шумливые люди с ружьями и суматошными собаками.

В Воздвиженке, на стекольном заводе, принадлежавшем тогда Злоказову, у моего товарища был дальний родственник, старик – одиночка Иван Никитич. Большую часть своей жизни он проработал столяром – модельщиком при цехе художественного литья в Каслях, но под старость, неожиданно для всех своих знакомых, переселился в Воздвиженку... В его маленьком домике летом бывало немало городской учащейся молодежи...».

 Об озере Синара, на берегу которого раскинулась Воздвиженка, Иван Никитич сказал: «Оно мне любее всех наших озер пришлось». Бажов об озере: «Синарское озеро в своей строгой оправе камня и соснового бора все–таки кажется довольно однообразным. И там, где каменная рама дает трещины, образуя заливы, переходящие в долочки, - там лучшие места. Строгая красота сосновых колоннад здесь разнообразится кудрявой, шумливой зеленью ольховника, черемушника и прочей «кареньги», как зовут здесь этот вид чернолесья...».

Воздвиженка – наше село. Мог ли Павел Петрович подумать, что через годы на берегу Синары вырастет город Снежинск. Не случайно детская библиотека Снежинска носит имя Павла Бажова.

Недалеко - Касли. Так вот, где «живал не раз» Бажов! Вот почему он так хорошо писал о Синаре, Иткуле!

Известный челябинский журналист Михаил Фонотов, который хорошо знает творчество Бажова, в очерке о гранитах Синары («Челябинский рабочий», 1998, 17 января) пишет о связях сказа Бажова «Надпись на камне» и сегодняшней жизни озера, его прибрежного населения, истории села Воздвиженка.

 В более ранней статье о Бажове Михаил Фонотов пишет: «В сказе «Золотой волос» описывается местность «на Нязях» и по Ураиму. Один старый лесничий рассказал Бажову легенду о Тургояке. «Вот легендочка! Только мне ее не поднять». «С Таганаем тоже много связано. Теперь уже не взобраться на гору». «Кыштым, Уфалей интересовали Бажова. Знал он и легенду (именно легенду, а не историю) переселения деревни Тютняры. Его беспокоила судьба нагайбаков…».

 Последние поездки Бажова к нам были в 1940 и в 1945 году. Павел Петрович принимал участие в областной писательской конференции в Челябинске. Вот, как об этом писала Л. Преображенская в рассказе «Дедушко Слышко»: «А в 1945 году была у нас в Челябинске конференция. Со всей области съехались на нее писатели. Надо было поговорить о многом, о своей настоящей и будущей работе... И вдруг в зал вошел человек, поразивший меня своим видом. Простая светлая блуза, кожаный ремешок, мягкие сапожки. Белая борода вольно разметалась на его груди. В руке зажата трубка... Но больше всего запомнились глаза, умные, с лукавинкой...

-  К нам приехал Павел Петрович Бажов, чтобы принять участие в нашей конференции, - объявила Людмила Константиновна Татьяничева. И зал снова загремел аплодисментами»...

Павел Петрович выступал в редакции «Челябинского рабочего» (теперь в этом старом особняке на углу улиц Коммуны и Васенко - Дом учёных). Выступал Бажов на ЧТЗ, в пединституте.

На Южном Урале у Бажова были друзья. Прежде всего, известная южноуральская поэтесса Людмила Константиновна Татьяничева. Оказывается, в детстве она жила в Свердловске. Девочкой училась в одном классе с сыном Бажова Алешей. Бывала в их доме. Когда Павел Петрович приезжал в Челябинск, обязательно гостил у Татьяничевой. (Её рассказ о Бажове см. в Приложении). Сначала в их деревянном доме по улице Лесной 27, а после 1947 года в старом двухэтажном доме недалеко от гостиницы «Южный Урал» (Пушкина, 56), где жили писатели.

Как только появились сказы Бажова, они стали издаваться и в Челябинске. Сборники сказов и отдельные сказы Бажова есть в библиотеках.

На привокзальной площади Челябинска встречает приезжающих «визитная карточка» города - Сказ об Урале. Скульптор Виталий Зайков в 1967 году открывал свою скульптурную композицию из гранита. Могучий великан (12 метров в высоту) – Урал по сказам Бажова с поясом и карманами, в которых прятал сокровища. В легендах этот пояс и сокровища стали горным Уралом, который называли Каменный пояс. На основании скульптуры надпись: «Урал – опорный край державы, ее добытчик и кузнец» (А.Твардовский).

Улицы имени Бажова есть не только в Москве и Екатеринбурге, но и в Челябинске, Златоусте, Озерске. В Копейске посёлок носит имя Бажова. Там Дворец культуры и улица носят имя Бажова, поставлен памятник сказителю.

С 1996 года ежегодно проводится в нашей области Бажовский фестиваль. С 1999-го он стал Всероссийским Бажовским фестивалем народного творчества. Каждое лето – это большой праздник, который год от года всё масштабнее. Фестиваль – место демонстрации мастерства и талантов уральских умельцев.

В Златоусте на Красной горке есть удивительный горный парк имени Бажова, где представлены герои его сказов, а кафе носит название «Веселухин ложок».

В нашей области были продолжатели Бажовского дела – писатели и поэты, которые дарили детям и взрослым сказы: Серафима Власова, Сергей Черепанов, Нина Кондратковская, Юрий Подкорытов, Юрий Гребеньков. Родина Бажова – Свердловская область не может похвастаться таким количеством авторов сказов.

Ежегодно с 1999 года в день рождения Павла Петровича награждаются писатели Российской премией Бажова. Среди них есть и челябинцы: Нина Ягодинцева (2001 г.), Юрий Седов (2004 г.), Николай Година (2005 г.), Николай Шилов и Зоя Прокопьева (2009 г.), Тамара Михеева (2011 г.), Николай Болдырев (2014 г.), Виталий Кальпиди (2015 г.).

В 2004 году издательством «Сократ» в Екатеринбурге издана уникальная книга. «Малахитовая шкатулка. В поисках новых ключей: путешествия со сказами Бажова». Среди этих путешествий есть и путешествия к нам, на Южный Урал: «К озеру из сказов – Иткуль», «В Уральскую Швейцарию – Касли», «В страну солнечного камня и булата – Златоуст». В книге не только сказы, о которых говорилось выше, но и путешествия по тем местам, которые описываются в этих сказах. С картами, яркими иллюстрациями, фотографиями. Если полистать эту книгу, прочитать, внимательно всмотреться в иллюстрации, сказы Бажова становятся ещё понятнее, ближе, современнее, дороже для нас.

В честь 140-летия со дня рождения Бажова (сентябрь 2019) в Челябинской областной универсальной научной библиотеке (ЧОУНБ) была развёрнута передвижная выставка из Екатеринбурга, посвящённая писателю, где было много редких фотографий, отражающих его жизнь, семью, работу. Прошла и презентация книги «Дорога к сказам: история жизни П.П. Бажова» (автор В.В. Ушаков).

Павел Петрович очень любил весь Урал. Когда однажды он прочита

л «Хождение за три моря» Афанасия Никитина и увидел там слова: «Нет земли краше нашей, господь, да устроит ее», он заплакал. Так близки ему оказались эти слова.

Н. А. Капитонова

Приложение

 

Людмила Татьяничева

Слово о мастере несравненном

(Текст дан в сокращении)

«...Мне выпало счастье со школьных своих дней знать Павла Петровича Бажова.

1929 год. Я училась в пятом классе свердловской школы имени Ленина. Одним из моих школьных товарищей был Алеша Бажов, черноволосый задумчивый мальчик с крупными, выразительными глазами. Он очень любил стихи и, возможно, даже писал их, но по крайней застенчивости своей никогда их нам не показывал. Не говорил он и о том, что отец его литератор, известный в области журналист. По своей начитанности Алеша заметно отличался от большинства своих сверстников.

Мне отлично запомнилось, как однажды весной, по дороге на пионерский сбор, мы, целая ватага мальчишек и девчонок, зашли за Алешей.

Окна одноэтажного дома, в котором жила семья Бажовых, были широко открыты. В одном из них я увидела удивительное лицо сказочного старика. Впрочем, глаза его светились совсем молодо – открытые, горячие, с доброй лукавинкой. А стариком он мне показался потому, что лицо его пряталось в широкой волнистой бороде, какой я ни разу ни у кого не видела. Мои друзья с не меньшим интересом разглядывали диковинную роскошную бороду.

- Ну, что, ребята, хорошая борода? – спросил нас «старик» и, добродушно рассмеявшись, спросил:

- Наверно, Алешины товарищи?

В это время появился Алеша, и когда он встал у окна, мы сразу поняли, что «старик» – Алешин отец.

У детей есть удивительное свойство – распознавать отношение людей к себе. Безошибочно. Быстро. Иногда с первого взгляда. Так, с первых слов, мы почувствовали расположение к Павлу Петровичу. Он беседовал с нами как с равными, внимательно и уважительно. Задавал вопросы, на которые было легко и радостно отвечать...

Разве я могла предположить тогда, что пройдут годы – и я встречусь с Павлом Петровичем как с известнейшим писателем и что его «Малахитовая шкатулка» станет одной из самых дорогих для меня книг, дивом дивным, кладезем мудрости и поэзии! И что судьба подарит мне потом незабываемые беседы, каждая из которых запомнится как событие...

У Бажова было особое понимание природы. Красота Урала в его сказах не просто отображена, а волшебно преломлена. Деревья, камни, животные и птицы были для него сложными мирами, познать которые он стремился всю жизнь. Он умел слушать голоса природы, находить общий язык с «братьями нашими меньшими».

Был у нас весьма серьезный пес по кличке Атач – немецкая овчарка, не получившая достаточного воспитания и потому не всегда подчинявшаяся воле хозяев. На приказание «фу» Атач реагировал по своему усмотрению и настроению. Это часто ставило нас в затруднительное положение.

...Бажова он встретил сердитым лаем. Я безуспешно пыталась утихомирить собаку.

Видя мою растерянность, Павел Петрович сказал:

- Не беспокойтесь. Мы сейчас с вашим ревностным стражем обо всем договоримся.

И ведь договорились! Уже через несколько минут Атач завороженно смотрел на нашего гостя и, положив голову на вытянутые сильные лапы, казалось, вместе со всеми слушал неторопливый рассказ Павла Петровича о его поездке в Москву и о работе

над новыми сказами. Некоторые из них, например «Орлиное перо», я знала по рукописи, присланной в Челябинское издательство, директором которого в ту пору работала.

Об Атаче и его негостеприимном лае забыли. Но он решил еще раз напомнить о себе, проявив неуместное рвение:

Когда были поданы пельмени – коронное блюдо уральского стола (в ту послевоенную пору весьма скромного!), я вдруг заметила, что Павел Петрович сидит как–то скованно. Не притрагиваясь к еде.

- Да Вы ешьте, Павел Петрович, пельмень хорош, покуда горяч!

На это Бажов не без иронии заметил:

- Вы бы это не мне, а вашему Атачу объяснили. Или, может, он у вас так натренирован?

Я ровным счетом ничего не могла понять. При чем тут Атач? Какое отношение он может иметь к остывающим пельменям? Оказалось, что самое непосредственное!

Стоило гостю поднять руку, Атач осторожно оттягивал зубами рукав его пиджака.

Провинившийся пес под общий хохот был изгнан из столовой. Потом мы не раз вспоминали забавный этот случай...

...– Не расставайтесь с детством, как можно дольше не расставайтесь, и мир никогда не потускнеет в вашей душе, и душа не огрузнет, - эти слова я не раз слышала из уст уральского волшебника, а вот последовать мудрому совету, к сожалению, в полной мере не смогла...

Мастер и мастерство – главные герои бажовских сказов. А Мудрость, Талант, Трудолюбие, Доброта – главные их свойства.

Не много найдется произведений, в которых с такой силой возвеличено упоение в труде, как в сказах Бажова...

...Без преувеличения могу сказать: Бажов был не только притягательным центром, но и самой совестью писателей Урала. Не Среднего, не Северного и не Южного, как мы привыкли его административно делить, а всего Урала, по сути своей единого, отлитого из булатного сплава!

Бажовское укорливое: «Нехорошо!» – действовало сильнее, чем многоречивые наставления и порицания. А скупое его одобрение наращивало крылья, вселяло уверенность в своих силах, особенно в пору творческих неудач, сомнений и трудных поисков.

С Бажовым было надежно и высокогорно...».

 О жизни и творчестве П. П. Бажова:

Бажов Павел Петрович – Текст (визуальный) : непосредственный // Литература родного края : хрестоматия для уч-ся 1-4 кл. - 4-е изд. – Челябинск : «Взгляд», 2007. - С. 304-306.

Бажова-Гайдар, А. П. Глазами дочери / А. П. Бажова-Гайдар. – Текст (визуальный) : непосредственный. - Москва : Сов. Россия, 1978. - 192 с. : фото.

Бажова-Гайдар, А. П. Дом на углу : воспоминания о моём отце / А. П. Бажова-Гайдар. – Текст (визуальный) : непосредственный. - Свердловск : Сред.-Урал. кн. изд-во, 1970. - 88 с. : фото. - (Замечательные люди Урала).

Егурная, И. Бажов Павел Петрович / И. Егурная, А. Моисеев – Текст (визуальный) : непосредственный. // Челябинск : энциклопедия / сост.: В. С. Боже, В. А. Черноземцев. – Изд. испр. и доп. – Челябинск : Камен. пояс, 2001. - С. 69-70.

 Батин, М. А. Павел Бажов / М. А. Батин. – Текст (визуальный) : непосредственный. - Свердловск : Сред.-Урал. кн. изд-во, 1983. - 209 с. : ил.

 Капитонова, Н. А. Бажов Павел Петрович (1879-1950) / Н. А. Капитонова. – Текст (визуальный) : непосредственный // Капитонова, Н. А. Дайте Наде подудеть! / Н. Капитонова ; [предисл. Л. П. Барышевой]. - Екатеринбург ; Челябинск : Ridero, 2019. – С. 173.

Капитонова, Н. А. П. П. Бажов / Н. А. Капитонова. – Текст (визуальный) : непосредственный // Капитонова, Н. А. Литературное краеведение. Челябинская область : [учеб. пособие]. - 2-е изд., испр. и доп. – Челябинск : Абрис, 2012. – Вып. 2. - С. 84-96.

 Корецкая, Т. Л. Писатели Урала : П. П. Бажов / Т. Л. Корецкая. – Текст (визуальный) : непосредственный // Корецкая, Т. Л. Из истории седого Урала : книга для чтения / Т. Л. Корецкая. - Челябинск : Край Ра, 2018. - С. 66-68 : портр.

 Корецкая, Т. Л. Павел Бажов / Т. Л. Корецкая. – Текст (визуальный) : непосредственный // Корецкая, Т. Л. История Урала в рассказах для детей : книга для чтения. – Челябинск : Край Ра, 2013. – С. 23-25.

Малахитовая шкатулка. В поисках новых ключей : путешествия со сказками Бажова / авт.-сост.: А. П. Черноскутов, Ю. В. Шинкаренко. – Текст (визуальный) : непосредственный. - Екатеринбург : Сократ, 2004. - 464 с. : ил.

 Никулина, М. П. Камень. Пещера. Гора : [история Урала в сказах П. П. Бажова] / М. П. Никулина. – Текст (визуальный) : непосредственный. - Екатеринбург : Банк культурной информации, 2002. - 120 с. - (Очерки истории Урала).

Пермяк, Е. А. Долговекий мастер : о жизни и творчестве Павла Бажова / Е. А. Пермяк. – Текст (визуальный) : непосредственный. - Москва : Дет. лит., 1974. - 222 с. : ил.; 2-е изд., доп. и перераб. - Москва : Дет. лит., 1978. - 207 с. : ил.

Саранцев, А. С. Павел Петрович Бажов : жизнь и творчество / А. С. Саранцев. – Текст (визуальный) : непосредственный. - Челябинск : Кн. изд-во, 1957. - 372 с. : ил., [1] л. портр.

Скорино, Л. И. Павел Петрович Бажов / Л. Скорино. – Текст (визуальный) : непосредственный. - [Москва] : Сов. писатель, 1947. - 274 с.

Татьяничева, Л. К. Слово о мастере несравненном. – Текст (визуальный) : непосредственный // Мастер, мудрец, сказочник : воспоминания о П. Бажове / [сост. В. А. Стариков]. - Москва : Сов. писатель, 1978. - С. 132-145.

Ушаков, В. В. Дорога к сказам : история жизни П. П. Бажова / В. В.Ушаков. – Текст (визуальный) : непосредственный. – Екатеринбург : Урал. рабочий, 2018. – 352 с. : ил.

Хоринская, Е. Е. Наш Бажов / Е. Хоринская ; [ред. С. В. Марченко]. – Текст (визуальный) : непосредственный. - Свердловск : Сред.-Урал. кн. изд-во, 1989. - [8] л. фот., 108, [2] с. : портр.

Хоринская, Е. Е. Я вспоминаю... / Е. Е. Хоринская. – Текст (визуальный) : непосредственный. - Екатеринбург : Банк культурной информации, 2009. - 160 с. : фото.

Ягодинцева, Н. А. Бажов Павел Петрович : писатель, 125 лет со дня рождения, 1879-1950 / Н. А. Ягодинцева. – Текст (визуальный) : непосредственный // Календарь знаменательных и памятных дат. Челябинская область, 2004 / Обл. универс. науч. б-ка. - Челябинск : [б. и.], 2003. - С. 51–55.

Е. А. Коба


Яндекс.Метрика