Расписание: пн-пт - 09:00-18:00; вс - 10:00-18:00, сб - выходной.
Продлить книгу
Продлить книгу

Ицын Борис Семенович

Ицын Б.С..jpg

Ицын Борис Семёнович

5 ноября 1905 – 21 октября 1968

Прозаик

Так случилось, что челябинская детская литература началась в один год – 1937-й. Как будто писатели хотели отвлечь детей от страшных событий этого года. Детской литературе Челябинска положили начало две книги: веселая сказка для маленьких «Базар» Василия Николаевича Кузнецова и повесть для среднего и старшего школьного возраста - «Подростки» Бориса Семеновича Ицына.

Судьба сказки «Базар» сложилась счастливо, ее много раз переиздавали, имя автора получило известность. Повесть Б.С.Ицына в конце 1930 – х годов так же была очень любима детьми, но потом и сама книга, и автор были незаслуженно забыты.

Борис Семенович Ицын - сибиряк. О его жизни до переезда в Челябинск известно мало. Он родился в селе Бейтоново Сковородинского района Амурской области в семье румынского подданного. Учился в Благовещенской гимназии. В начале 30 - х годов стал жителем Челябинска. Работал на заводе им. С.Орджоникидзе. Тогда же стал сотрудничать с редакциями городских газет.

С 1937 года Б.С.Ицын – редактор детской литературы в челябинском книжном издательстве. В 1939 году был назначен уполномоченным Союза советских писателей по Челябинской области. Был одним из первых руководителей Челябинской писательской организации.

Имя Бориса Семеновича стало широко известно в связи с выходом его книги «Подростки». Это повесть об участии челябинских мальчишек и девчонок в первой русской революции 1905 года. Историчность, живое описание жизни Челябинска того времени, узнаваемость описываемых мест: улицы Челябинска, поселки Колупаевка, Порт – Артур (ребята поселковые), станция Челябинск и железнодорожное депо, где частично проходит действие повести. Автору удалось показать своих героев ярко, каждого со своим характером. Привлекал читателей очень динамичный сюжет.

Произведение было замечено не только в Челябинске. В московском журнале «Детская литература» в 1938 году ему было посвящено две статьи, где по существу была дискуссия по поводу достоинств и недостатков книги. Больше отмечено достоинств. В 1939 книга была в Челябинске переиздана.

Борис Семенович часто встречался с детьми в школах, библиотеках. Читатели требовали продолжения полвести, и Ицын пишет повесть «Совершеннолетние», с теми же героями, но уже во времена Гражданской войны на Урале. Отрывки ее печатались в челябинской периодике, в сборнике «Стихи и проза» (Челябинск, 1938). В том же сборнике печатались стихи Ицына для детей.

С 1940 года Ицын – литературный секретарь, затем ответственный секретарь редакции газеты Южно – Уральской железной дороги «Призыв». Началась война. Работа над повестью приостановилась, появилось много журналистской работы, Ицын пишет одноактную пьесу для Орловского драмтеатра, который был эвакуирован в Златоуст.

В марте 1943 года Борис Семенович был арестован («за антисоветскую агитацию среди знакомых»), осужден по ст.58 –10, приговорен к шести годам заключения. При аресте были изъяты рукописи, документы. Его повесть была изъята и из библиотек. Находясь в заключении, он строил Челябинский металлургический завод. Ему повезло, он отсидел только половину срока, жена и друзья добились его оправдания. В 1946 году Борис Семенович был оправдан «За недоказанностью состава преступления», но к прежней жизни и работе он уже не смог вернуться. Его еще два года заставили работать при лагерном управлении. Жить в Челябинске ему запретили. В 1948 был откомандирован на Север. Работал в газетах Салехарда и Игарки. Так сложилась его жизнь, что в Челябинск он уже не вернулся.

В 1950 году Борис Семенович поселился в Ярославле. Работал в газете «Автомобилист» (при Ярославском моторном заводе). Был ответственным секретарем редакции, писал сценарии для заводской художественной самодеятельности. Хорошо, что до ухода из жизни он успел увидеть свою книгу «Подростки», переизданную в Челябинске в 1967 году.

Все, кто знал Бориса Семеновича, говорят о нем как об очень умном, добром и веселом человеке.

На родине Бориса Семеновича в Амурской области о нем помнят. Уже нет на карте того большого села Бейтоново, где он родился, река Амур однажды смыла большинство домов, люди ушли в другие места. Но в районном музее, библиотеке есть его книга и материалы о нем.

У нас в Челябинске пока нигде память об Ицыне не отмечена. Жил Борис Семенович до ареста в большом доме на площади Революции, где когда – то был центральный гастроном. На доме нет мемориальной доски, ему посвященной. Если когда – нибудь в Челябинске будет литературный музей, то там должна быть и экспозиция, связанная с именем Б.С.Ицына.

Отрывки из книги Б.Ицына «Подростки»

(Челябинск, 1967)

«Наконец наступил долгожданный день открытия катка. Собственно, никакого открытия не было. В одну из суббот, когда лед на Миассе достаточно окреп, к реке подъехало двое дровней, запряженных сытыми, стоялыми лошадьми. Рослые, усатые пожарные расчистили на гладком льду большое поле. Затем они вкопали в снег кругом этого поля десятка три небольших обрубков, облили водой и заморозили, чтобы крепче стояли, прибили к ним широкие гладко обструганные доски, и скамейки для отдыха были готовы. Позади скамеек шел высокий снежный вал, огораживавший каток, вход на который был свободным для всех желающих. Это традиционное и единственное развлечение для жителей уездного Челябинска ежегодно устраивала городская управа...

 Механик для себя и для Вали на один день достал коньки у приятелей в школе. В качестве арендной платы пришлось отдать новый карандаш, пару перьев и резинку, - но что было делать? Коньки были неважные, старенькие, заржавленные, тупые. Валя в субботу задержался в депо и часа полтора очищал их наждаком да точил напильником...» (с. 106 – 107)

«...Ребята, конечно, поняли, что за работа предстоит им, но и виду не подали.

Вышли под вечер от Степана. Николай нес корзинку с тестом для приманки, с хлебом, да вареной картошки – перекусить у реки, Валентин – удилище, а Митя – банку с червями. Это было его изобретение: крышка, где лежали черви, вынималась, а там, во второй банке побольше, был клейстер.

Рыболовы направились в город. Они хотели попытать счастье на Миассе, у моста. Там чебак неплохо клевал. Они спешили – к полночи надо было возвращаться. После двенадцати по улицам разрешалось ходить только в одиночку, или вдвоем. Любой городовой имел право обыскать и даже задержать человека, если он ему покажется подозрительным.

На Миассе они порыбачили, пока не стемнело, и тогда тронулись в обратный путь. Каждый из приятелей нес по небольшой связке рыбы.

Впереди шагал Механик, - это была разведка. Николай и Валентин шли рядом, один с корзинкой, в которой аккуратной стопочкой лежали листовки, а другой с баночкой. Крышка с червями была снята и на всякий случай лежала в корзинке. Степан шагал сзади, охранял, чтобы кто с тыла не зашел, не сцапал ребятишек. Так двигались, останавливаясь через каждые 40 – 50 шагов и расклеивая листовки на заборах, афишных тумбах, витринах магазинов и дверях лавочек.

Свой участок, базарную площадь и Уфимскую улицу до тюрьмы. Степан прекрасно изучил. В течение недели, вечерами принарядившись, разгуливал он по Уфимской. Каждый выступ знал у домов, все дворы осмотрел, даже узнал, где собаки есть, а где их нет. На случай, если придется уходить от погони, были известны ему и проходные дворы. Да и в крайнем случае к Кочиным забежать можно. Условлено было, если Митя, шагавший впереди, кашлял, значит, клеить нельзя, навстречу идет кто – то, а если он слегка насвистывал, тогда все в порядке, можно останавливаться и наклеивать листовку. Степан тоже подавал ребятам условные знаки.

Были придуманы сигналы: «шагать быстрее», «приостановиться», «перейти на другую сторону», «бежать», «прятаться». Но применять их не пришлось. Встречавшиеся казачьи разъезды не обращали внимания на припоздавших рыбаков - мальчишек и на чуть подвыпившего слободского парня, что шагает, слегка покачиваясь, и мурлычет под нос какую – то песенку.

Расклеивались листовки с таким расчетом, чтобы до утра они оставались в тени и не могли быть замеченными патрулями, ездившими по дороге.

Шагали быстро. Когда были около тюрьмы, в корзине не осталось ни одной листовки.

... Вера проснулась рано и вышла на улицу. Девочку поразило необычайное оживление. По Уфимской то там, то тут стоял кучками народ. Читали листовки. Растерянные городовые, разгоняя собравшихся и сдирая крепко приставшую бумагу.

Казаки верхами то и дело наезжали на тротуар. При их приближении народ быстро расходился, но сейчас же скапливался у другой прокламации...» (С. 185 – 187).

Наверное, стоит напомнить, что Уфимская улица (теперь Кировка) в Челябинске была главной в начале прошлого века. Базарная площадь тогда была на месте сквера перед Оперным театром, а тюрьма - там, где пересекаются Кировка и проспект Ленина.

Н.А. Капитонова

Произведения Б.Ицына:

Подростки: Повесть. – Челябинск: Челябгиз, 1937. – 217 с. – То же. – Челябинск, Челябгиз,1939. -217с. То же. – Челябинск, ЮУКИ, 1967. – 238 с.

Об авторе:

Рахтанов и. Письмо автору. //Дет. литература. – 1938. - №14.

Слепнев Н. Об овладении мастерством // Дет. литература. – 1938. - №14.

Рожков В. «Когда я вырасту большой…» //Урал. новь (Челябинск). – 1967. – Нояб. – С.11. О повести «Подростки».

Хомич М. Подростки // Челяб. рабочий. – 1983. – 20 марта.

Капитонова Н. Ицын Борис Семенович. // Челябинск: энциклопедия. – Челябинск, 2001. – С.345.

Капитонова Н. Ицын Борис Семенович. // Календарь знаменательных и памятных дат. Челябинская область. 2005 год. – Челябинск, 2004. – С.170 – 171.

Е.А.Коба

Яндекс.Метрика