Как это было...

Гиневский, А. Везучий Борька: рассказы / А. М. Гиневский ; худож. М. А. Бычков. - Санкт-Петербург ; Москва : РЕЧЬ, 2015. - 256 с. : цв. ил. - (Ребята с нашего двора).

Востоков, С. Криволапыч. — Москва : Клевер-Медиа-Групп, 2016. — 103 с. : ил. — (После уроков).

Кузнецова, Ю. Где папа? / Ю.Кузнецова; [ил. Е.Ремизовой]. – Москва: Издательский Дом Мещерякова, 2013. – 243, [4] с.: ил. – (NET. NA. KARTE). 

Груэлл, Джонни. Тряпичная Энн : пер. с англ. / Дж. Груэлл. - Москва : Карьера Пресс, 2015. - 112 с. : ил.

Лоури, Л. В поисках синего / Л. Лоури ; пер. с англ. С. Петров. - Москва : Розовый жираф, 2015. - 216 с. 

Серия «Недетские книжки»: родителям на заметку

Пратчетт, Терри. Ведьмы за границей : фантаст. роман: пер. с англ. / Т. Пратчетт. - Москва : Эксмо, 2016. - 416 с.

Слоун, Холли Голдберг. Я считаю по 7 / Х. Г. Слоун ; пер. И. Ющенко ; худож. Г. Розен. - Москва : Карьера Пресс, 2016. - 368 с. : ил.

Белсвик, Р. Простодурсен: Зима от начала до конца / Руне Белсвик; пер.с норвеж. Ольги Дробот; ил. Варвары Помидор. - Москва: «Самокат» , 2015. - 320 с.: ил. 

Веркин, Э. Облачный полк : [для ст. шк. возраста] / Э. Веркин. – Москва : КомпасГид, 2012. – 296 с.

Внуков, Н. Наша восемнадцатая осень : повесть / Н. Внуков ; худож. В. Хвостов. – Санкт-Петербург ; Москва : Речь, 2015. – 208 с. – (Вот как это было).

Фонякова, Э.Е. Хлеб той зимы: повесть/ ил. Л. Пипченко. – СПб.; М.: Речь, 2016. – 224с.: ил. – (Вот как это было)

Цинберг, Т.С. Седьмая симфония: повесть/ худож. Е. Жуковская. – СПб.; М.: Речь, 2015. – 144с.: ил. – (Вот как это было)

Амраева, А.А. Германия: цикл рассказов/ ил. Н. Агафоновой. – М.: Дет. лит., 2016. – 114с.: ил. – (Лауреаты Междунар. конкурса им. Сергея Михалкова)

Радзиевская, С.Б. Болотные робинзоны: повесть / худож. Ю. Казарницкая. – Санкт-Петербург : Речь, 2016. – 144 с.: ил. – (Вот как это было)

Алмазов, Б.А. Старые да малые: сборник для семейного чтения / рис. В. Канивца. – Санкт-Петербург ; М. : Речь, 2016. – 144 с.: ил. – (Ребята с нашего двора)

Морпурго М. Боевой конь: Повесть/ Пер. с англ. М. Мельниченко, Н. Конча; Худож. Н. Алёшина. – М.: Махаон, Азбука-Аттикус, 2016. – 144с. – (Классная классика).

Барановский М. Я воспитываю папу. – М.: Клевер-Медиа-Групп, 2013. – 192 с.: ил.

Орлев У. Беги, мальчик, беги: Повесть / Пер. с иврита Р. Нудельмана, А. Фурман. – М.: Текст: Книжник, 2012. – 190 с.

Громова О.К. Сахарный ребёнок: история девочки из прошлого века, рассказанная Стеллой Нудольской. – 2-е изд., испр. – М.: Компас Гид, 2014. – 160 с.

Литвинец Н. С. Меня зовут Аглая. – М.: Время, 2013. – 128 с. – (Время-детство!)

Стэнтон Э. Ужасный мистер Бяк!: Байки города Море Разливанное / Энди Стэнтон Э. ; пер. с англ. А. Сафронов ; худож. Д. Тэззиман. - Москва : Клевер-Медиа-Групп, 2013. - 192 с. : ил. - (Уморительно смешные книги).

Забавная история о приключениях самых странных героев, которых только можно себе представить. Здесь нет ни одного нормального адекватного человека, кроме маленькой девочки, что делает историю еще необычнее и интереснее. Ведь ни у кого из читателей нет ни малейшего представления, что же будет дальше, все повороты сюжета настолько необычные, что перелистывая страницу, каждый раз удивляешься появлению новых фактов биографии героев. Не менее необычные здесь иллюстрации - они словно нарисованы ребенком или так будто бы рисовавший их видел отдельные эпизоды и торопился их изобразить, пока они не вылетели из головы. Книга не то чтобы учит, но вызывает какое-то внутренне отторжение беспорядка и неаккуратности мистера Бяка. Абсолютно четко и бескомпромиссно принимаешь решение не поддерживать злобных и неряшливых людей ни в книге, ни в жизни. http://www.ozon.ru/context/detail/id/8537709/

Anna Zabrodskaya: Уверена, комичность истории и уморительный стиль книги с большим энтузиастом оценят дети и родители, которые по-прежнему сохранили чувство юмора и не прочь посмеяться вместе с детьми. Ну и кроме того - поучительно! Мой ребенок как-то сразу провел параллель с обстановочкой в квартире мистера Бяка и своей комнатой. Правильно провел, молодец ))

Рецензия.

правилаЛорд С. Правила: Не снимай штаны в аквариуме/ Пер. с англ. В.Летуновой. – М.: МД Медиа, 2011. – 224с. – (Ход зеброй).

Английское название книги простое – «Rules» («Правила»). Добавочное название в русском переводе настораживает своей абсурдностью. Недоумение растет с первых страниц повести: здесь перечислены странные «Правила для Дэвида»: «Жуй с закрытым ртом», «Говори «спасибо», когда тебе дарят подарок (даже если он тебе не нравится)», «Если с тобой здороваются, отвечай здравствуйте». Да и названия глав ставят в тупик (это тоже правила!): «Если тебе мешает шум, заткни уши или попроси остальных не шуметь», «Чтобы нарушить данное обещание, необходимо веское основание», «Чужой дом – чужие правила», «Иногда люди смеются. А иногда насмехаются», «Открывай двери осторожно. Иногда вываливаются вещи», «Иногда люди не отвечают, потому что не слышат. А иногда – потому что не хотят слышать».

Что это? Психологический практикум? Методическое пособие по этике для малышей?

Ни то и ни другое.

Это болезнь. Называется аутизм. Маленький Дэвид – аутист. Старшая сестра, ей 12, много времени проводит с ним и пишет на бумаге много-много правил, которые здоровым людям и так понятны.

Для Дэвида они – точные указания-стрелочки, как вести себя, как справляться с разными ситуациями, как разговаривать с чужими.

Особый мир Дэвида порой сливается с миром его сестры Кэтрин. Она сама начинает жить по его правилам. Поэтому ее поступки порой не подчиняются здравому смыслу, хотя взбалмошной ее не назовешь. Одна половина Кэтрин тянется к играм, веселым и крепким друзьям, а другая – к больному ровеснику, который сам не ходит и не говорит. Вернее, говорит с помощью карточек, на которых по одному-два слова.

Мир необъятен, он не может быть заключен в двух-трех сотнях слов. И Кэтрин рисует и пишет слова на карточках для нового друга. Потому что в этих словах, таких обычных для здоровых и таких отчаянно необходимых для Джейсона, - чувства, запахи, краски. Свет, движение, жизнь.

Tanka-motanka: Очень по-детски писать, что книга мне очень понравилась, но именно это и означают пять звездочек.

Не могу внятно сказать, о чем эта книга? О девочке и ее брате-аутисте? Да ну, что вы говорите. О девочке и ее младшем брате? Это верней: каковы бы ни были младшие братья, они надоедливые, утомительные и с ними постоянно приходится сидеть.

И о первой любви тут тоже есть. И не так уж важно, в кого ты влюбишься, - важно, чтобы оказаться человеком и в этом чувстве, а не только в его ожидании.

Можно говорить о честности между людьми, о терпении, о старании, да много о чем. Да ну к черту все эти выспренные разговоры, читать стоит - просто чтобы не превращаться в этих занудных взрослых, которые ничего не понимают. livelib.ru

Серия книг «Ход зеброй»

СабитоваСабитова Д.Р. Где нет зимы. – М.: Самокат, 2011. – 176с. – (Встречное движение).

Старый-старый деревянный дом со скрипучими неровными полами. Столетняя груша за окном. Три портновских манекена – барышни Дуся, Люся и Нюся. Огромный стол в комнате бабушки. Запах масляной краски от маминых картин. Запах дыма и осенних листьев от топящейся печи. Двор, заросший травой, как лес.

Дом – любимый, теплый, родной. Здесь бабушка, мама, брат и сестра. И еще кукла Лялька, которую сшила бабушка и которая спасла маленькую Гуль.

Жизнь – драгоценная. Значит, дорогая и ценная. Поэтому надо иметь силы и мужество тринадцатилетнему Павлу, чтобы пережить смерть старших в семье, спасти сестренку, выдержать сиротский приют, приноровиться к другим людям. А еще в жизни есть место открытиям и тайнам. Например, кто твой прадед и кто помогает дому держаться.

И тихо звучит старинное танго:

Светла, как вешние сны,

Моя любовь.

Танцуй танго,

Мне так легко.

Позволь поверить, что сбудется

Радость счастливых снов.

Рецензия на книгу.

ТорТор А. Открытое море: Роман/ Пер. со швед. М.Конобеевой; ил. Е.Андреевой. – М.: Самокат, 2011. – 264с.: ил. – (Встречное движение).

Вот и переведена на русский язык последняя книга тетралогии Аники Тор о двух сестрах Штеффи и Нелли Штайнер, отправленных в Швецию в начале II мировой войны. Прошло 6 лет. Умерла от тифа в концлагере мама девочек. После долгих поисков нашелся отец. И снова надо выбирать: отправляться в Америку с отцом, которого сестры любят, но почти забыли, или остаться у приемных шведских родителей, ставших родными?

Суровая немногословная тетя Марта, заменившая Штеффи мать, признается ей: «…заботы о тебе были мне в радость. Жизнь стала светлее с тех пор, как ты живешь у нас.» Дядя Эверт, ее муж, подхватывает: «Папа будет гордиться тобой. Когда вернется».

Трудно, почти невозможно было вписаться в чужую жизнь. Непривычно было все: язык, еда, школьные учебники, отношения, религия, быт.

«Шесть лет жизни в Швеции дали ей [Штеффи] новый язык, новый мир. Ее детство осталось в Вене. Оно принадлежит прошлому. Настоящее здесь. А будущее? В Америке? Опять начинать жизнь с чистого листа? В новом мире, с новым языком?»

Дом на краю света, как называла сначала Штеффи дом на маленьком шведском рыбачьем острове, оказался в середине мира. За горизонтом была тоже земля, люди, открытое море. Целая жизнь.

laisse: Эти книги надо читать только подряд. Они, как камешки мозаики, подходят друг друг и до конца не ясно, какой всё-таки получится узор.

... как шелестит море, как дует ветер, как идет снег, как летит одинокая чайка...

Спокойные, неторопливые, верные себе до конца книги. Нейтральный тон автора позволяет говорить обо всем, ничего не возмущает, ничего не шокирует, ничего не коробит. И даже о смерти как-то легко, нежно, шелестом в листве: "Все пройдет, всё пройдет, всё..."

В этом 4х-томнике есть течение самой обыкновенной жизни. В такой жизни ничто не дается просто, но всё как-то складывается, происходит. Любовь возникает постепенно, на голых камнях находится жизнь, люди... А люди разные - как и везде.

Просто, но не простецки. Это та самая простота, в которой есть мудрость времён, мудрость моей деревенской бабушки.

И картинки, конечно, делают своё дело.

Хорошая книжка, добрая.

Для того, чтобы она была отличной ей не хватает только юмора. Но это вполне можно простить. livelib.ru

lepestok: Это книга не о войне и не о тяжелом положении девочки из еврейскй семьи, потому что обо всем об этом упоминается, но мало. Это книга о том, как непросто быть непохожей на всех, и как трудно оставаться самой собой в чуждом тебе обществе. Трудно, когда тебя не понимают. Это может случиться с любым ребенком, просто потому, что он не такой как все. Я не могу воспринимать эту книгу, как книгу о войне. Конечно же, там упоминается война, и всё остальное, но только упоминается. Война где-то далеко, остров - это убежище, до которого лишь доходят слухи о войне, да ещё рыбаки, которые могут подорваться на мине. Но, это не наша война, когда люди голодали и даже не думали о подарках на дни рождения и новый год, когда умирали дети от голода в блокадном Ленинграде, эта не та страшная война, в которой люди гибли миллионами. Это книга о том, что переживает ребенок, вынужденный жить вдали от своей семьи. Но в целом, тетралогия очень хороша. livelib.ru

МальчикЙорн Р. Мальчик, который хотел стать человеком/ Пер. с дат. Л.Горлиной; ил. П.Перевезенцева. – М.: Самокат, 2011. – 200с. – (Точка отсчета).

Первое же предложение повести ошарашивает: «Лейв Стейнурссон смеялся, когда убили его отца».

Возможно ли такое?

Да, потому что сын и отец находились в это время в разных местах. И теперь сыну по законам клана нужно было отомстить убийце. Причудливая судьба, однако, сближает убийцу и сына убитого и переносит их «на край света», из Исландии в далекую Гренландию. Попав к эскимосам-инуитам, Лейв подружился с эскимосами. Новые друзья учили его многому: охотиться на тюленей и нерп, управлять юркой мужской лодкой – каяком, пользоваться каменной лампой, строить зимний дом – иглу и летний дом из камней и торфа. «Эскимосы жили как одна семья, здесь не было хозяев и почти все было общее. Они делили добычу по своим строгим правилам, однако так, что те, кому не повезло с охотой, тоже получали свою часть мяса, пока оно вообще было.»

Эскимосы были в безопасности, пока на Гренландии не появились даккары и кнарры скандинавов. Не умевшие воевать, эскимосы вынуждены были уйти на север своего острова.

Лейв всей душой прикипел к своим спасителям и мечтал, чтобы его признали инуитом – «человеком» на эскимосском языке.

Стоит повнимательнее рассмотреть и рисунки в книге, выполненные художником Петром Перевезенцевым. Они – «северные», холодные, снежные, в 3-х красках – синей, белой, черной. Они имитируют старинные рисунки – ведь речь идет примерно о X – XII веках. Да и буквы, из которых складываются названия глав книги, тоже напоминают письменные знаки того далекого времени.

Получилась строгая «мужская» книга о возмужании мальчика, сумевшего открыть для себя мир добрых, отзывчивых, трудолюбивых людей, живущих в суровой стране.

capitalistka: Когда моя мама увидела эту книжку, по ее глазам было видно, что она явно восприняла ее как мантру из раздела «как стать лучше и обрести гармонию за 2 недели». И это судя только по названию. Я готова была с ней согласиться, потому что, несмотря на репутацию «Самоката» с ориентацией на небанальную детскую литературу, название странное до жути.

Но все оказалось гораздо проще)… livelib.ru

Рецензия на книгу.

ЖучокКузнецова Ю.Н. Выдуманный Жучок: Рассказы о больничной жизни/ Худож. М.Патрушева. – М.: Центр «Нарния», 2011. – 160с.: ил. – (Наш ковчег: детям и подросткам).

Больничная жизнь – какая она? Белая и стерильная, с уколами и лекарствами, с обходами и утренней кашей, с посещениями родных в вечерние часы, с операциями и наркозом?

Больничная – от слова боль. Эту боль надо приноровиться терпеть, если ты хроник или обречен, сжиться с ней, даже обманывать порой. Потому что очень хочется пошуметь, побегать, съехать по перилам, съесть что-то вкусное и запретное, отправиться в поход. В общем, быть здоровым.

В этой небольшой книжке запрятано несколько планов.

Физиологический: в нейрохирургическом отделении дети с проводками на голове, с капельницами и шунтами. Раковые больные – обритые наголо, бледные, в основном лежачие. Как привыкнуть к боли? Где найти силы?

Психологический: дети лежат в больнице по полгода с мамами. Удивительно – мамы порой не выдерживают, плачут, жалуются. И дети, их больные дети, берут на себя взрослую роль, утешают старших, уговаривают, пытаются развеселить. Откуда силы в скрученных болью телах?

Эмоциональный: все-таки хочется смеяться, поцеловать соседа, разыграть друга, придумать историю про новеньких.

Поучительный или жизненный: священник потерял в автокатастрофе трех детей, четвертого отмолил, вымолил у Бога. Да, не носил апельсины в больницу. Молил о защите и помощи.

Аня из онкологии 9-й раз лежит в отделении. Главное после операции – улыбнуться. Она вяжет забавных зверят и дарит соседям по палате.

«Я научилась ценить мелочи жизни. Улыбки, минутки свободного времени, красивый вид из окна. Я люблю разговаривать с незнакомыми на улице…

Я будто знаю вкус драгоценной жизни. …главное, что я преодолела тяготы больничной жизни. Я вернулась другим человеком: сильным, уверенным в себе.»

Уборщица из больницы права: «Надо чем-то заниматься. Но чем-то хорошим, радостным. Не нытьем. Радостные дела дадут силы.»

И еще – суметь порадоваться за другого.

Об авторе.

http://lib.1september.ru/view_article.php?ID=200901509 – отрывок из книги

младенцыФайн Э. Мучные младенцы/Пер. с англ. М.Людковской. - М.: Самокат, 2011. – 160с. – (Встречное движение). – Кн. с двойным входом.

Любопытный проект предложили старшеклассникам одной английской школы: в течении шести недель надо ухаживать за «мучными младенцами» (проще говоря, за мешками с мукой около трех кило), следить за чистотой, сухостью, не оставлять одного «малыша» , вести Дневник развития ребенка (хотя бы три предложения в день).

В классе, в котором учатся аутсайдеры, хулиганы и эмигранты, поначалу отнеслись к эксперименту, как к забаве. Однако каждый день, проведенный с «младенцем», 000000стал непредсказуемо трудным.

Из Дневника Саймона Мартина: «По-моему, идея повсюду таскать за собой мучных младенцев совершенно дурацкая – они ведь даже не плачут, не просят есть и не пачкают подгузники.

Правда, мой младенец все равно порядком достал меня…»

Из Дневника Генри:

«Я ненавижу своего мучного младенца. Я ненавижу его больше всего на свете. Он весит тонну, не меньше…»

Из Дневника Рика Туллиса:

«У моего мучного младенца впереди козявка. Я не снимаю ее. Да и с какой стати, ведь она не моя.»

Из Дневника Филипа Брустера:

«Я думал, что хуже моего мучного младенца ничего и быть не может, а у соседей такой – настоящий, и к тому же орет как резаный…»

Береги своего мучного младенца! Не потеряй! Не урони в грязь! Не промочи! Не испачкай! Веди себя так, будто он настоящий!

Быть внимательным, ответственным, аккуратным. Спрашивать у родителей, каким был маленьким. Вдруг начать обращать внимание на малышей на улице.

И вот… «Младенцы ни на кого не похожи. Они особенные… Их проще любить. Ты день за днем кормишь, купаешь их, убираешь за ними, и даже если тебя все достало, не ждешь от них невозможного.

«Знаешь, что мне в тебе нравится – сказал [Саймон своему младенцу]. – С тобой очень легко. Ты не говоришь мне, как мама, чтобы я ставил грязную тарелку в раковину, убирал ботинки с прохода и не хлопал дверью. Ты не похожа на мою бабушку, которая вечно повторяет, как я вырос… В отличие от моих учителей тебе я нравлюсь таким, как есть… В отличие от моего отца ты не можешь сбежать и бросить меня… Знаешь, я бы не возражал, если бы ты была живая.»

Мешочек с мукой и нарисованным лицом, оказывается, может вызвать серьезные мысли о взрослой жизни, о родителях и о себе в этой жизни.

Великий Взрыв, который готовил Саймон, произошел в нем самом.

panda007: Страх. Вот что, по мнению многих философов, движет миром. Не знаю, как миром, но героями повести Энн Файн точно. Казалось бы, они совсем еще дети, а боятся всего на свете.

Том боится, что его будут ругать и даже составляет список обидных слов, которыми его и сестру обзывают родители (это и есть «Список прегрешений). Он боится, что кто-то найдет их с сестрой секретное убежище. Он боится, что девочка Лиза узнает об его любви. Он боится ее отца – их соседа Джемисона. Но больше всего на свете он боится потерять Касс, свою сестру-близняшку. А Касс боится, наоборот, привязанности Тома. Она боится, что он будет ее преследовать. Она боится, что он «настучит» на нее родителям. Она боится, что брат не даст ей позировать местному художнику Халлорану. Ну и так далее.

Только разница в том, что Том боится и не делает, он боится робко и пугливо. А Касс боится и делает, то есть боится агрессивно и даже нагло. И чем больше разница в их поведении, тем сильнее бездна между ними. В конце концов, цитируя классика, «страх съедает» их души: то, что было хорошего, чистого, настоящего в них и в их отношениях, постепенно сходит на нет. Страх в итоге становится не самым страшным испытанием в книге, куда страшнее оказывается отчаяние и бесстрашие.

Да, не буду отрицать повесть у Файн, такой смешной и обаятельной в «Дневниках кота-убийцы» вышла не то чтобы смешная, а прямо-таки откровенно мрачная. Зато она заставляет не на шутку задуматься. Она не отпускает. Она не позволяет легкомысленно отмахнуться и пойти дальше. И она не только пугает. Но и лечит какие-то наши личные страхи.

P.S. Вторую повесть читаю. Писать о них вместе сложно, уж больно разные. Но обещаю отчитаться чуть позже:) livelib.ru

Библиогид.

Отзывы на книгу.

лошадьКинг-Смит Д. Найти Белую Лошадь/ Пер. с англ. М.Арсеньевой; худож. А.Шер. – М.: Самовар, 2009. – 111с.: ил. – (Новые сказочные повести).

Помните книгу про поросенка Бейба и трогательный фильм про него же? Английский писатель Дик Кинг-Смит известен не только этой историей. Одна из них перед вами.

«Искать иголку в стоге сена! Дом под тростниковой крышей в маленькой деревне у подножия большого холма!»

Сиамский кот Сквинтэм, который только что спас огромного лохматого пса Лабера от смерти, не знал, как помочь новому другу отыскать дом.

Оказывается, есть знак – изображение лошади, вырезанное в дерне на холме.

И на юг, к белым известняковым кручам отправились два друга. По дороге к ним присоединились голубка Кейти и ирландский сеттер Коллин. Интересная компания! Добродушный, сильный, не очень умный, но очень ласковый Лабер. Саркастичный, язвительный «мозг предприятия» кот Сквинтэм. Хлопотливая, исполнительная голубка Кейти. И юная доверчивая сеттерша Коллин.

Конечно, все закончится хорошо в долине у холма с Белой Лошадью. Друзья обретут покой и любовь у двух старушек. Хеппи-энд? Да, конечно.

Друзья после всех испытаний получили долгожданную награду.

Маленький домик, как Вселенная, с людьми и животными, живущими в согласии…

Такая вот модель счастья по Кинг-Смиту.

Отзывы о книге.

Биография писателя.

Рецензия на книгу.

http://king-smith.narod.ru/find_horse.html отрывок из книги

слоныИгнатова А.С. О слонах, троллейбусах и принцах: Стихи/ Худож. Е.Кузнецова. – М.: Оникс, 2011. – 96с.: ил. - (Лучшее – детям. Б-ка дет. чтения).

Предисловие к книжке стихов написал знаменитый детский поэт и переводчик Михаил Яснов. Написал весело, с любовью добросердечием.

И действительно, книга нежная, добрая, с ласковой усмешкой.

Вчера в магазине

На улице Бронной

В кондитерский зал залетели вороны

И, чтоб продавец не косился угрюмо,

Каркнули важно:

«Кило «Кар-ракума!»

Однако потом в кошелек посмотрели

И каркнули тише:

«Кило кар-рамели…»

Так и видишь этих сладкоежек ворон, у которых произошла заминка с финансами!

А троллейбус, который вздыхает на остановке? Он у Игнатовой живой, живой, пыхтит, плавно двигается.

А мусорная свалка, на которой однажды зацвели фиалки? Ей теперь другое имя и другое назначение – клумба. Здесь теперь красиво и сорить нельзя.

И пусть большой (по годам) читатель не спешит разочарованно захлопнуть книгу: «Ну, это для маленьких…»

Кое-что есть и для старших, например, в разделе «Это можно не учить.» Старые, полузабытые русские междометия и новые иностранные, такие притягательные. Что там? Вау, уж, клево. А чем у нас заменить можно, знаете? Ну-ка, напрягитесь!

Анна Игнатова – большая непоседа. Она обожает путешествовать, вело-шествовать, лыже-шествовать, байдарко-шествовать, горо-шествовать, море-и лето-шествовать. В общем,

По всей планете мы плането-шествуем

И путешествовать желаем всем!

Детская книга без иллюстраций – что король без короны. Этой книге повезло: художник Е.Кузнецова не просто проиллюстрировала стихи, а украсила рисунками. Посмотрите на дракона (с.18). Он совсем не грозный и не злой, а уставший, безогненный и бездымный, почти ручной, домашний.

Спящий кот (с.93) вообще лежит, обняв подушку, и улыбается своим снам. А пяточки (простите, подушечки) на лапках такие манящие, розовые… Так и хочется пощекатать!

Библиогид.

Об авторе.

http://www.labirint.ru/screenshot/goods/265954/2/#5 отрывок из книги

о любвиМоргенштерн С. Письма о любви от 0 до 10: Повесть / Пер. с фр. К. Мильчина; Ил. К. Зейтунян-Белоус.-М.: О.Г.И., 2005.-136 с.- (Дети ОГИ; Книжки на вырост).- Тираж 3000 экз.

Жизнь Эрнеста Морлеса была монотонной и размеренной.

"Торопиться ему было некуда. 10 лет его жизни прошли без беготни, это была неподвижность преждевременной старости".

Без друзей, без родителей, без веселья, без ссор, без радости. Вне жизни, одним словом.

И в какой-то миг все резко изменилось: новенькая в классе, её 13 братьев, письма отца, которые он все 10 лет писал сыну, но не отважился отправить. 10 папок писем, написанных в смятении, с болью, с раскаянием, с робкой надеждой на прощение.

"Эрнест, я твой отец, отец плохой и бездарный? Ты вырос именно таким, каким я мечтал тебя видеть. И теперь ты должен сделать то, на что не могу решиться я. Ты должен прийти ко мне. Именно дети учат нас, как быть родителями",- писал отец.

"Дорогой папа, я простил тебя за то, что ты бросил меня. Я прочел все твои письма, в которых рассыпано много-много крошек любви и восхищения. По их следам - я пришел к двери твоего дома. У меня впереди целое лето, я буду перечитывать твои письма и пытаться понять тебя",- ответил Эрнест.

Он обрел свою Историю, наполненную родными людьми, друзьями, заботами, наконец, любовью.

Об авторе.

Другие книги автора.

Отрывок.

stark.jpgСтарк У. Умеешь ли ты свистеть, Йоханна?; Сикстен/ Пер. со швед. О.Мяэотс; Худож. Я.Хорева.- М.: Самокат, 2005.- 128 с.- Тираж 5000 экз.

Зачем нужны дедушки?

Они приглашают в гости, угощают тортом, берут внуков на озеро порыбачить и на прощание дают монетку.

Берра решил, что дедушка ему просто необходим.

Где его найти?

В доме для престарелых.

Оказывается, и старый Нильс давно ждал внука!

Ерунда, что одному 80, а другому - 7 лет. Главное, вместе интересно.

"Я и забыл, как прекрасен мир!- твердил старый Нильс, когда они вышли в парк.- Слышите, птицы! Чувствуете, какой аромат!"

Дед смастерил с Беррой воздушный змей, научил свистеть замечательную мелодию песенки "Умеешь ли ты свистеть, Йохана?"

Берра с другом устроил день рождения дедушки - ночью, в саду, на вишневом дереве.

Зачем же нужны дедушки? Даже если они живут недолго?

Наверное, для счастья. Уверенности в жизни. Тихой и сложной науки ценить близкого человека.

Об авторе.

Интервью с Ульфом Старком.

Рецензии.

загруженное (1).jpgЗингер И.Б. День исполнения желаний: Рассказы о мальчике, выросшем в Варшаве. / Пер. с англ. О.Мяэотс; Худож. Ф.Бух.- М.: Самокат, 2005.- 128 с.- Тираж 5000 экз.

Начало ХХ века, Польша, улица Крохмальная, одна из самых бедных в городе (керосиновые лампы в доме, "горячая вода и ванна были неизвестны, а туалет находился во дворе").

И маленький еврейский мальчик Исаак, по-домашнему Итчеле.

Ему, приехавшему с семьей из небольшого местечка, все в городе кажется необычным и любопытным. Как движется трамвай? Неужели и здесь течет река Висла? Почему пароход не тонет? Что такое фонтан? Как люди не боятся стоять на балконе большого дома?

"Я испытывал одновременно и восторг, и робость. Каким маленьким казался я себе в сравнении с этим огромным бурлящим миром?" - поражался Итчеле варшавским чудесам.

Обживаться пришлось долго и трудно. Многодетная еврейская семья раввина пыталась пристроиться к этому миру.

Первая мировая война перетрясла жизнь не только варшавских евреев, заставила поменять взгляды на многое, многого лишиться, скудно жить и голодать.

И все же 10-летний Итчеле не разучился фантазировать. Он даже (всего один раз!) устроил для себя День исполнения желаний.

Кто же знал тогда, что из маленького полуголодного мечтателя вырастет известный еврейский писатель, лауреат Нобелевской премии?

Тем драгоценнее его детские воспоминания - начало Начал.

Об авторе.

О книге.

Отрывок.

востоковВостоков, С.В. Остров, одетый в джерси, или Специалист по полуобезьянам: роман / С. В. Востоков; оформ. В. Калныньша. - М.: Время, 2007. - 224 с. - Тираж 5.000 экз.

Автор и его книга - победители конкурса "Алые паруса".

Полуобезьяны - это лемуры, которых кормил и за которыми убирал Стас Востоков. Было это на остров Джерси, в знаменитейшем зоопарке английского натуралиста Дж.Даррелла. Востоков попал туда по приглашению самого Даррелла и окунулся в учебу и заботы Международного Центра, Обучающего Сохранению Природы - МЦОСП. Вместе с ним учились молодые зоологи и егеря из Индии, Канады, Заира, Конго, Уганды, Бразилии, Филиппин. Прослушали теоретический курс современной биологии, по устройству современных зоопарков и содержанию в них животных. Сдали экзамен, несколько недель провели на кормовой - готовили корм для хищников, птиц, рептилий, земноводных. Написали итоговые работы. Получили сертификаты.

-Всё?

-Нет, не всё.

-Ёще знакомились с Джерси - островом - государском. С его жителями - патриотами. Благоговели перед педагогами с мировой славой. Наблюдали за животными - тамаринами, колобусами, игуанами, кенгуру...

С лихвой хватило веселого, нелепого, забавного, непонятного.

Птицы и звери, похожие на своих служителей. Служители зоопарка, похожие на своих подопечных.

Востоковеду удались обе портретные галереи. Вот примеры:

"Глин Янг был великим специалистом по уткам. Он знал уток мира, как свои пять пальцев. Утки были его болью и радостью...

- Утки всего мира в опасности,- говорил Глин, -Люди борются с болезнями, с голодом, за мире во всем мире, но совершенно забывают о утках.

- Но мир во всем мире тоже важная вещь, - сказал я.

- Мир без уток?- гневно ответил Глин.- Кому он нужен?"

Да, в зоопарке Дарреллла продолжают работать чудаки и фанатики своего дела.

А вот групповой портрет балийских скворцов:

"Эти птицы- белые словно чайки, и на голове у них бурные хохлы. Глаза каждого скворца охватывает синяя кожаная маска вроде той, что носил благородный разбойник Зорро. Клюв - зубило браво торчит из-под маски, выискивая, что бы такое раздолбать? Кто бы решился назвать такого молодца ласковым словом "скворушка"...

Зарисовки- портреты зверей и птиц, сделанные Востоковым, по духу и стилю очень напоминают даррелловские книги. Наверное, на острове Джерси, где знаменитый англичанин прожил без малого 40 лет и писал свои книги, иначе и быть не может.

Лучшие книги.

Об авторе.

Отрывок.

селедкаКургузов, О.Ф. Селедка на свободе: рассказы и сказки /О. Ф. Кургузов; худож. Н. Салиенко. - М.: Стрекоза, 2008. - (КЛАСС!ные истории). - Тираж 10.000 экз.

Наверное, сколько бы ни издавали сегодня книг Олега Кургузова, их было бы мало. Поэтому, так солидный тираж этой книги-10тыс экземпляров.

Чем берет Кургузов?

Пожалуй, нежностью, тихостью, тайнами семейной жизни, подмеченными небольшим пока человеком.

Папа стоит на ветру, чтобы смести в распахнутую душу всякие мысли и чувства и сделаться мудрее. Маме поднимут настроение особые цветы - ромашки в солнечной пыли. А их сын, выполняя домашнее задание по рисованию, нарисует целлофановый мешок с яйцами: "Блестящий мешок пускал зайчики, а яйца просвечивались почти насквозь и были удивительного цвета кофе с молоком".

Здесь прирученной и полезной окажется даже молния, испекшая картошку на кухне.

Вот и селедка из банки захочет полетать и покричать: "Швабода! Швабода!"

От скучного, монотонного, унылого до яркого, забавного, радостного - один шаг, уверяет Кургузов. Надо только пошире распахнуть глаза и настроить душу на радугу.

Об авторе.

О книге.

Отзывы.

ПатерсонПатерсон, К. Иакова Я возлюбил: повесть / К. Патерсон; пер. с англ. Н. Трауберг; худож. А. Власова. - 2-е изд., испр. -М.: Центр "Нарния", 2007. - 256 с.: ил. - (Тропа пилигрима). - Тираж 3000 экз.

Для справки: по Ветхому Завету, старший из близнецов, Эсав, продал своему брату Яакову право первородства, а отец дал ему особое благословение и сделал своим наследником.

Наконец-то появилась возможность прочитать книги американки Кэтрин Патерсон! До сих пор она была известна русскому читателю как автор повести о сироте с жутким характером Гилли Хопкинс, изданной больше 30 лет назад. Оказывается, в Америке Патерсон знают не только как религиозного деятеля, приемную мать и автора учебного пособия для воскресных школ. Вермонтская домохозяйка, примерная мать четверых детей еще и пишет. И как! Ее книги переведены на 30 языков мира. Она неоднократно была награждена американскими литературными премиями и премиями Польши, Франции, Нидерландов, Германии. В 1998 году она получила золотую медаль Х.-К. Андерсена за свои произведения, а к 2007 году - премию А.Линдгрен.

У 13-летней Каролины Брэдшо, героини повести "Иакова Я возлюбил", прелестной, любимой, талантливой, уникальный голос. Её обаяние и чары безотказно действуют на окружающих. Каролину обожают все!

Ее сильная и суровая сестра- близняшка Луиза считает, что она обделена вниманием и любовью. Ревность гложет Луизу и заставляет обижать сестру, мстить ей. Напрасно Луиза ищет аналогии в своей жизни и в Библии. Старый Капитан ей верно сказал: у каждого своя дорога, главное - найти и узнать ее.

Доброта и нежность родителей, мудрость соседа, старого Капитана, помогут Луизе обрести уверенность в своих силах. Она выберет свою дорогу и свою судьбу - в помощь людям.

Об авторе.

Отрывок.

О книге.

ТерабитияПатерсон, К. Мост в Терабитию / К. Патерсон; пер. с англ. Н. Трауберг; худож. А. Власова; предисл. О. Мяэотс; послесл. О. Брилевой. - 2-е изд., испр. и доп. - М.: Центр "Нарния", 2007. - 192 с.: ил. - (Тропа пилигрима).

Сказочная страна Терабития, придуманная странной девочкой Лесли Берк наподобие Нарнии, расположена там, за глубоким оврагом, среди секвой, кизила и сосен. Надо только перелететь на веревке - и окажешься в чудесном царстве, где справедливые и добрые король и королева сражаются с врагами за свой народ, где сажают сады, строят дома.

Джесс Эронс, друг Лесли, которому она открыла Терабаитию, думал, "что раньше, до Лесли, он был глупый мальчишкой, который рисовал смешные картинки и гонял корову по лугу, воображая себя ковбоем, чтобы скрыть от себя и от других сотни глупых мелких страхов.

Лесли увела его в Терабитию и сделала королем". Там надо побыть и стать сильнее, чтобы двигаться дальше. Да, там, в Терабитии, Лесли освободила его душу, чтобы он увидел сияющий, странный, прекрасный и хрупкий мир?.

Лесли погибла.

"Ее нет, надо идти за двоих. Надо воздать миру за красоту и доброту, которую открыла ему Лесли, научив его видеть, придав ему силу".

И Джесс строит надежный, прочный мост, по которому можно пройти в Терабитию. И провозглашает королевой Терабитии свою маленькую сестру.

"Иногда надо дарить людям то, что нужно им, не тебе...."

О книге.

Отрывок.

Фильм.

Большой кышБлинова, М. Большой Кыш: сказка / М. Блинова; ил.С. Бордюга. - СПб.: Азбука -классика, 2006. - 456 с.: ил. - Тираж 15.000 экз.

Когда вы возьмете в руки эту книгу, не спешите читать, разглядите сначала рисунки. Вы скоро убедитесь, что они сделаны забавно, трогательно, вкусно. Ими любуешься!

Маленький зверек Кыш, заснувший на зиму в сосульке; гигантский Дуб, приютивший зверьков; смешная шляпа Тука; неряха малыш Енот; мудрый Ась, составляющий лечебные отвары для друзей; юный ворон Кроха, нахальный и умный; нежные незабудки над прозрачным ручейком.

Рисунков много, есть простор для узнавания и наслаждения-спасибо Талантливому Мастеру, художнику Сергею Бордюге!

А потом можно и почитать. О крохотных существах, у которых случаются размолвки, пропажи, наводнения, праздники, радости ? словом, идет жизнь в лесу под названием Маленькая Тень. Потому что есть еще Большая Тень, которой необходимо помочь избавиться от захватчиков - длиннохвостых. Победитель выполнит Великое Предназначение и станет главным среди кышей - их советчиком, защитником, помощником. Кто будет Большим Кышем - изобретатель Сяпа? хулиган Бяка? пройдоха Люля?

Добрая сказка петербурженки Милы Блиновой ждет своих читателей.

О книге.

Отрывок.

осторожноЭриксен Э.Л. Осторожно, Питбуль - Терье!/ Эндре Люнд Эриксен; пер. с норв. О.Дробот; ил. С.Уткиной. - М.: Самокат, 2008. - 208с.: ил. - (Лучшая новая книжка)

Что делать, если ты мал ростом, а про мышцы и "кубики" знаешь из спортивных телепрограмм? Как жить с мамой, если у нее депрессия на депрессии и мучают реальные и вымышленные страхи? Почему до сих пор хочется играть в игрушки втайне от всех? Как распознать друга и врага? Почему лучшие друзья не понимают тебя, а ты их? Что нашел в тебе этот новенький в классе, похожий на борца сумо, весь в жировых складках, и почему он преследует тебя? Как разобраться во взрослой жизни, которая настойчиво вторгается в твою еще детскую жизнь?

Тревожная мама со страхами и странностями, друзья Курт и Рогер, ставшие вдруг непонятными, новенький по кличке Питбуль - Терье, оказавшийся другом, и его отношения с отцом - пьяницей... Как сложно Джиму разобраться во всем этом! Но когда ты уверен в своей правоте на все 100, когда ты отстаиваешь свое дорогое, очень личное и важное, то появляются силы...

Об авторе.

О книге.

Отрывок.

lindgrenЛиндгрен Б. Лоранга, Мазарин и Дартаньян/ Барбру Линдгрен; пер. со швед. Т.Шапошниковой; худ. Н.Суворова. - М.: Самокат, 2009. - 144с.: ил.

От этой книги "едет крыша". Она - о ненормальных и для ненормальных. Она пугает и бесит...

А возможен и другой поворот.

Дом, в котором красная кухня, ярко - зеленая прихожая, синяя, пурпурная, лиловая, черная комнаты. В доме живут толстый мальчик Мазарин, который ест булочки, читает комиксы и слоняется без дела, и его папа Лоранга - "о, это отличный папаша, потому что ему все на свете трын - трава". А в сарае, спасаясь от микробов, живет дедушка Дартаньян, что в переводе с испанского означает грабли. За домом спит жираф, зашедший сюда случайно. В гараже без крыши образовался бассейн, где плавают отец с сыном. А на сосне в лесу живет предок - прапрадедушка мальчика.

Никакой тихой сонной жизни! Круговерть событий и приключений!

Нападение целого полчища тигров и палочный огонь по ним. Красные совы, которые повадились спать в почтовом ящике. Хоккей со швабрами и апельсином. Обострение аппендицита в ногах. Дедушка сегодня считает себя водопроводчиком, завтра столяром, а вчера он был хоккеистом. У папы особенная болезнь - лайрингит, он лает и кусает всех...

Они что, свихнулись?

Просто у мальчика нет мамы, и папа с дедом придумывают для него игры. Ведь Мазарин - любимый.

Об авторе.

О книге.

Рецензия.

mayakКрюс Дж. Маяк на Омаровых Рифах/ Джеймс Крюс; пер. с нем. А.Шибаревой; ил. С.Уткиной. - М.: Самокат, 2009. - 216с.: ил. - (Сказка "Самоката")

Досадно, как мало переводили детских книг зарубежных авторов лет 40 - 50 назад! Иностранных писателей мы знали по одной - двум книгам. Вот и имя Дж.Крюса ассоциируется в основном с его замечательной сказкой "Тим Талер, или Проданный смех". Оказывается, у немецкого писателя есть и другие сказки, есть и стихи. "Маяк на Омаровых Рифах" тому пример.

Сказка за сказкой нанизываются на серебряную нить. Сказки рассказывают разные герои книги: чайка Александра - про Ганса - в - узелке, водяной Морешлеп - про озорников Дитерке и Питерке, старый смотритель маяка Иоганн - про рыбий карнавал, гном - про маэстро Погодника, мышь - о славной Мыши Терезе, леди Браун - о пирожнике негре Мартине, капитан Дадо - о ловце звезд.

Сказки остроумные, нравоучительные, нежные, грустные, забавные - все с фантазией.

"Эти истории складные и хорошие, значит, они не врут," - уверяет Дж.Крюс

Об авторе.

О книге.

Отрывок.

Karmen_MartinМартин Гайте К. Красная Шапочка на Манхэттене/ Кармен Мартин Гайте; пер. с исп. Н.Беленькой; ил. Н.Салиенко. - М.: Самокат, 2009. - 216с.: ил. - (Лучшая новая книжка).

Десятилетняя Сара Аллен скучает в одиночестве дома. У нее нет подруг, ее не выпускают одну на прогулки, мама почти ежедневно печет клубничный торт, от которого Сару тошнит, папа говорит только о покупках у соседей...

Поневоле начнешь изобретать. И Сара придумала друзей. Это буквенки, из которых можно сложить необычные слова: "амельва", "тариндо", "мальдор", "миранфу". У нее появились "две величайшие страсти: к путешествиям и чтению. Одна сливалась с другой, потому что книги помогают совершать воображаемые путешествия, иными словами, мечтать".

Сара мечтала совершить что-то необычное. Ее мечту помогла осуществить странная мисс Лунатик, нищая бродяжка с Манхэттена, уверявшая, что ей 175 лет.

"Для меня жизнь, - говорила мисс Лунатик, - это никуда не спешить, любоваться всем вокруг, слушать чужие истории, испытывать любопытство и сострадание, не лгать, делиться с тем, кто жив, стаканом вина или куском хлеба, с уважением помнить о тех, кто уже умер. Не позволять, чтобы тебя унижали или обманывали... Жить - это учиться быть одиноким, чтобы уметь дружить, это наука открывать себя другим людям и с удовольствием плакать... и в то же время жить - значит смеяться... Уметь жить своей жизнью и быть свободным".

Манхэттен, статуя Свободы французского скульптора Бартольди, мисс Лунатик, Сара Аллен - все они связаны и сливаются воедино - в Свободу жизни, действий, мыслей.

Об авторе.

Отзывы.

Отрывок.

Москвина М.Л. Небесные тихоходы: Путешествие в Индию писателя Марины Москвиной и художника Леонида Тишкова: Повесть - странствие/ Марина Москвина; ил. Л.Тишкова. - М.: FreeFly, 2004. - 288с.: ил.

На обложке книги двое уставших путников, бредущих по облакам - к заснеженной горе? выше ли горы?

Так Л.Тишков изобразил себя и свою жену М.Москвину. Поездка в Индию на вручение писательнице Почетного диплома им. Г.Х.Андерсена продолжилась давно вымечтанным путешествием в Гималаи.

В Индии все другое, непривычное: облака - вверх, в виде башен, цвет земли - красноватый, теплый, воздух - парилка, влажная тропическая жара, люди в набедренных повязках, пылающая от специй еда... Иное измерение!

Бездонные бездны, двойные - тройные вершины гор, валуны, скатившиеся на дорогу, гигантские пауки - птицееды, подозрительного качества вода, "отель" - карстовая пещера в горе, стаи диких обезьян, "третий глаз" - красное пятно на лбу у жрецов - браминов, возжигание благовоний, священная книга о Браме, Вишну, Шиве, Агни, роща из одного дерева баньяна - дерева Будды, белые священные коровы, древние храмы, паломники, Ганга - мать, старинные ведические гимны, Солнце - "небесная птица о прекрасных крыльях"...

Страна - феерия, страна - экзотика.

И Москвина не была бы Москвиной, если бы все время не улыбалась, не шутила, не ерничала над собой и своими поступками. Это придает экзотическому южному описанию определенный русский шарм и колорит. Наслаждайтесь!

Об авторе.

Отзывы.

Отрывок.

Лаврова С.А. Остров, которого нет/ Светлана Аркадьевна Лаврова; рис. Н. Долгополовой. - Екатеринбург: Сократ, 2008. - 152 с.: ил.

Пожалуй, это самая удачная книга С. Лавровой для детей. Есть сюжет, веселые и любознательные герои, необычные приключения, тайны, догадки, сомнения.

Принцесса Креции Теодора Антония попадает на Остров, Которого Нет. Средиземное море, яростное солнце, ослепительно белые домики рыбаков, ключевая вода, оливки, козий сыр, виноград, пещера, в которой родился Зевс, круча, с которой взлетел Икар, руины Лабиринта для Минотавра.

История древнего мира? Может быть. Современная география? Наверно.

Но скорее всего, доброе повествование, сказка-быль с веселой усмешкой, недомолвками, иносказаниями, игрой слов.

Теплое повествование - по градусу, по любви к ближним и далеким.

Нежное повествование - от радостной встречи с богатой южной природой, щедрой, яркой, веселой.

Креция здесь или Греция, остров Тиррит или Тир, Крит - не имеет значения. Важен воздух всеобщей любви, дружелюбия,

этакой неги в сиесту и упорной работы по утру.

А еще вам захочется заглянуть в "Мифологический словарь", лучше в двухтомный, потому что в книге есть Посейдон, Аид, Персефона, Деметра, Гермес, и стоит уточнить, кто они такие, иначе концовка книги останется для вас за семью печатями.

Об авторе.

Автор о себе.

Отзывы.

Аппельгрен Т., Саволайнен С. Спокойной ночи, Веста-Линнея!/ Туве Аппельгрен, Салла Саволайнен; пер. со швед. М. Людковской; ил. С. Саволайнен. - М.: Открытый мир, 2009. - 38 с.: ил.

Как трудно заснуть ночью, когда тебе еще немного лет, мама смеется в соседней комнате у телевизора, а в постели жарко, и сон по рецепту Пеппи Длинныйчулок (ногами на подушку, головой под одеяло) не получается, а мама притихла, наверное, вообще ушла из дома и прихватила с собой брата и сестру!.. Разве уснешь, когда колодезная ведьма тянется к тебе, а кошмарные привидения так и норовят вцепиться и не отпустить?

Мама называет Весту-Линнею "моя маленькая взрослая девочка" и терпит ее ночные пробуждения, блуждания по дому, обнаруживает ночью у себя в постели...

Ну? Знакомо? Все из детства.

Шведский рецепт: как справиться с ночными кошмарами маленькой девочке и как маме поучаствовать в этой борьбе.

Об авторе.

Отзывы.

Гейман Н. Коралина/ Нил Гейман; пер. с англ. Е. Кононенко. - М.: АСТ: Астрель, 2009.- 219 с.: ил.

Пуговицы на обложке книги - как настоящие. Сама же книга - сумрачная, таинственная, "про другие миры"... Где они? Да здесь, за стеной. В этом "другом мире" всё как дома, но плоско, статично, словно недоделано. И родители - такие же, но называются "другая мама" и "другой папа". Они готовы выполнить любое желание Коралины, играть с ней в любые игры, разрешать всё: "Мы будем слушать тебя, играть с тобой, смеяться вместе. Другая мама построит для тебя целый мир... А когда ты его изучишь, она за одну ночь разрушит старый мир и построит новый. Каждый день будет лучше и ярче, чем предыдущий. Намного приятнее жить в мире, где всё устроено именно для тебя!"

Плата страшная: надо забыть своих родных и подчиняться вот этим "другим": "Она возьмет твою жизнь и всё, что тебе дорого, и оставит тебя ни с чем в густом тумане. Она заберет себе твою радость... легкое облачко, быстрый предрассветный сон... Ты превратишься в ничто..."

Коралина бросила вызов "другой маме" и начала с ней опасную игру, где ставка - ее спасенные родители и дети или смерть. "Я не хочу получать всё, что захочу... Какая радость в том, что я получу всё, что мне хочется? Вот так, ни за что ни про что?"- размышляет девочка.

Любить. Беречь. Ценить своих. Быть сильной и смелой. И не бояться борьбы.

...А пуговицы на обложке нарисованы не случайно.

Об авторе.

О книге.

Отзывы.

Мультфильм.

Тор А. Остров в море/ Анника Тор; пер. со швед. М. Конобеевой; предисл. Н. Мавлевич; ил. Е. Андреевой.-2-е изд. - М.: Самокат, 2007.-288с.: ил.

Штеффи и ее младшая сестра Нелли жили в Вене в большой квартире с красивой мебелью. Девочки учились в школе и брали уроки у педагога по фортепиано. Мама, оперная певица, и папа, частный врач с хорошей практикой, преуспевающие люди, дочек обожали и в выходные бывали с ними в театре, зоопарке или на пикнике за городом.

Счастье кончилось внезапно. К власти пришел Гитлер. Вена покорилась ему. Для евреев настали черные дни. Если Штеффи и Нелли Штайнер вместе с другим еврейскими детьми было разрешено выехать в Швецию то родителей лишили работы, дома, загнали в гетто.

Сестер Штайнер ожидала жизнь в Швеции, совсем не похожая на веселую, нарядную, вольную жизнь дома, в Вене.

Маленький суровый рыбачий островок, шведская деревушка с домами, где мебель проста и неизящна, а горячей воды нет и в помине, однообразная пища, в основном рыба, нет пианино, скромная одежда, разговоры на чужом непонятном языке, суровые нравы, непонятная религия пятидесятников, школьники, которые дразнят, преследуют и обижают... Уже и этого много, слишком много для 12-летней Штеффи, чтобы мучиться и страдать.

Как жить среди чужих людей, как принять чужую жизнь?

Здесь, на краю земли, на маленьком каменистом острове Штеффи и ее сестре пришлось искать опору и друзей.

Об авторе.

Интервью с автором.

Отзывы.

Тор А. Пруд белых лилий/ Анника Тор; пер. со швед. М. Конобеевой; предисл. Н. Мавлевич; ил. Е. Андреевой.-2-е изд. - М.: Самокат, 2008.-224с.: ил.

Эта книга - продолжение романа "Остров в море". Штеффи прожила год на рыбачьем острове в шведской деревушке, закончила школу и получила возможность учиться в Гётеборге в школе для старших девочек. Снова перемены. На острове остались ставшие родными приемные родители тетя Марта и дядя Эверт, младшая сестра Нелли, подруга Вера. Здесь, в Гётеборге, она поселилась у доктора Сёдерберга. Нет, не на правах члена семьи, она сильно ошибалась, она всего лишь пансионерка.

Штеффи ищет друзей, ищет старших, кому можно доверять и попросить помощи. Она тянется к людям, ошибается в своих чувствах и представлениях. Ей крепко повезло с подругой, девочкой Май из многодетной семьи. Семья Май приняла бесприютную и одинокую Штеффи безоговорочно.

Мечты Штеффи о воссоединении с родителями разбились: папе и маме, как евреям, запрещена эмиграция из Вены в США. Их ждет депортация в Польшу. Шведы не понимают угрозы гитлеровского режима и надеются, что это недоразумение и ничем не могут помочь Штеффи.

И только "край земли", остров, где живут ее приемные родители, не пугает ее. Это было место, где Штеффи чувствовала себя в безопасности. Здесь ее защита, помощь, надежда.

О книге.

Отзывы.

Тор А. Глубина моря/ Анника Тор; пер. со швед. М. Конобеевой; предисл. Н. Мавлевич; ил. Е. Андреевой.-2-е изд. - М.: Самокат, 2009.-222с.: ил.

Это - третья часть тетралогии о Штеффи Штайнер, продолжение романов "Остров в море" и "Пруд белых лилий".

1943 год. Родители Штеффи, как и другие евреи, из Вены вывезены в лагерь в Терезиенштадт. Почтовые карточки от них скупы в словах. Это - единственная ниточка связи. Да еще посылки с продуктами, которые собирает и отправляет им Штеффи и ее приемная мать тетя Марта. Беспокойство о родителях гложет душу девочки. Война затянулась, соединиться с родителями в ближайшее время невозможно. Не хотелось думать, что этого никогда не будет.

Самостоятельная жизнь Штеффи в Швеции, ее мучительные думы о родителях, ответственность за себя, свою сестру и их будущее повлияли на днвочку. Её детство рано закончилась, и ей пришлось быстро повзрослеть Мечта стать врачом, как папа, оказывается недостижимой - за учебу надо платить...

Эта книга - о росте души, о сомнениях и раздумьях. Здесь нет места смеху, даже улыбке. Но - удивительно! - она не тягостна при чтении, не уныла и не скучна. Это Настоящее чтение.

О книге.

Отзывы.

Борисова М.И. Интереснее пешком: 33стихотворения и 3 рассказа о Ленинграде - Петербурге/ Майя Ивановна Борисова; рис. Г.А.В. Траугот. - СПб.: Детгиз - Лицей, 2006. - 96с.: ил.

Очень просто сесть в трамвай

И сказать:

- Вези давай!

Очень просто сесть в такси

И сказать:

- Давай вези!

Ну, а если вам не к спеху,

Если город вам знаком,

Интереснее не ехать,

Интереснее - пешком!

Пешком - значит, медленно, разглядывая все вокруг, замечая то, что не ухватить глазом на бегу, удивляясь и радуясь. Вот так и бродит Майя Борисова по Ленинграду - Петербургу, останавливаясь то у решетки Летнего сада, то у Адмиралтейства, то у гранитных львов или у памятника И.Крылову. Но это не путеводитель, а поэтический рассказ о прекрасном городе. Поэтому рядом со стихами об исторических памятниках и местах живут стихи о малоприметном (о храбрых травинках, пробивших асфальт, о первых бабочках в Летнем саду, о мокрой мостовой) или давно знакомом (пушка Петропавловской крепости, красавица Нева). Сквозь магический кристалл любви видит Майя Борисова прекрасный город:

Над грохотом и пылью

Над шумной суетой

Плывет на тонком шпиле

Кораблик золотой.

Летают рядом чайки,

Звезда горит вдали.

Он бы и рад причалить -

Да в небе нет земли.

Текучие, изящные, почти невесомые рисунки братьев Траугот лишь добавляют нежной прелести книге.

Есеновский М.Ю. Пусть будет яблоко: Рассказы/ Михаил Юрьевич Есеновский; худож. Е. Подколзин. - М.: Арт Хаус медиа, 2010. - 112с.: ил. - (Для взрослых и детей)

"Когда я был маленьким, столы, стулья и табуретки делали гораздо больше. Под ними можно было легко проходить, даже не пригибаясь...

Когда я был маленький, квартира наша была гораздо просторнее, чем сейчас. Бывало, позовет мама обедать, и я добираюсь до кухни целые полчаса. И то, если не заблужусь по дороге...

Когда я был совсем-совсем маленький, было просто отлично..."

Что это? Воспоминания старого брюзги? Назидательные рассказы человеконенавистника?

Нет, Есеновскому 50, до старости далеко.

На самом деле эта книга - о детстве, теплом, ласковом, радостном. А точнее, о детстве, когда купались в любви старших, окружающих, жили в любви. И в ответ любили.

Вот признания маме, например:

"У моей мамы... самое красивое сердце.

Красное и горячее.

Оно так светит у ней внутри. Внутри у мамы всегда светло...

...У моей мамы самый красивый живот... Там моя Родина..."

Это вам не банальная березка у крыльца или дом у речки!

Все гораздо ближе, уютнее, теплее.

Кажется, никому до Есеновского не приходило в голову так необычно определять Родину.

И вообще вся книга заполнена историями о любви - в стихах, в прозе, к девочке, к тете, к взрослым. 110 страниц горячей и нежной любви! И название - "Пусть будет яблоко" - говорит о прекрасном чувстве: когда-то именно яблоко любящие дарили друг другу, чтобы без слов сказать ВСЕ.

Пусть будет яблоко! Пусть будет любовь!

Эво Ю. Солнце - крутой бог/ Юн Эво; пер. с норв. Л. Горлиной. - М.: Самокат, 2010. - 320с. - (Встречное движение)

Брось свой взгляд хотя бы на содержание книги. Названия глав что-то напоминают?

"Взгляни на свои шнурки для ботинок. Это я и есть."

"Вися над пропастью на кончиках пальцев."

"И умереть страшно. И жить тоже страшно!"

"Кому-то все дается легко!"

"Облажаться - это тоже искусство."

"Все жжется. Все жжется."

Пожалуй, хватит. Ты узнал себя, свое глубокое запрятанное "я"?

Только в 15 - 16 лет можно так метаться из крайности в крайность, знать только 2 цвета - черный и белый, не прощать и жалеть до соплей, грубить напропалую - всем!, соглашаться с окружающими и тут же бурно отрицать все, не понимать своего поведения, своих поступков...

Это - дневник шестнадцатилетнего Адама, норвежского парня, который очень хочет повзрослеть. Об этом он и заключил договор с Солнцем: Адам каждое утро забирается на крышу старого элеватора и приветствует светило, а оно помогает ему сбросить шкуру детства.

"...мне надоело заточение в этом детском теле, - решает Адам. - Мне надоели мои голова, волосы и кожа. Надоело быть черепахой...

Нужно найти новый образ.

Взрослый образ.

...Я докажу всему миру, что новый Адам - взрослый мужчина. Старый Адам был щенком. Старый Адам жил в мире Дональда Дака и кубиков лего. Он бегал, пустословил, врал и хулиганил с мальчишками.

Новый Адам расстался со всей этой чепухой."

И Адам составляет "Летний проект нового Адама: список того, что необходимо сделать, чтобы стать взрослым". Здесь и простые пункты ("хорошо жарить бифштексы"), и трудные ("не на шутку облажаться", "сделать то, чего я больше всего боюсь").

Можно ли стать взрослым за несколько недель летних каникул?

Огнепоклонник Адам и его друг Солнце - крутой бог уже знают ответ на этот вопрос.

Михеева Т.В. Асино лето/ Тамара Витальевна Михеева; худож. С. Никонюк. - Челябинск: ООО "Алим"; Изд-во Марины Волковой, 2008. - 184с.: ил.

Детский оздоровительный лагерь "Светлячок". Сосновый лес, цветы, речка, скалы. Вечерний костер, утренняя речка, межотрядные спортивные соревнования, самодеятельные концерты?

В любом лагере отдыха найдешь это меню смены.

Прасковья Шустова ("можно просто Ася") в отряде немножко скучала, немножко грустила, а, впрочем, ничем особенным не отличалась.

Нет, не так. Наверно, была на особинку. Ведь именно ее выбрал маленький лесной народец, подружился с ней и открыл разные тайны.

"Гном без талантов" Сева, прыгучий гном Еж, летучий гном Горыныч, гномиха Сдобная булочка, феи Манюня и Маруся, Речной царь, солнечный козленок, Водяной, Белый Монах, Королевский Уж, Грозовой Человек, разноцветные чумсики и чумсинки, дедушко Эхо, Царевна - Лебедь, она же Хозяйка Лета?

Густонаселенная книга!

Этот народец виден не всем. А вот Асе они - друзья и самые близкие. Потому что решилась помочь в отчаянно трудном и важном деле - спасти разбившегося Кольку Кукумбера.

В рецепте от Грозового Человека значились необычные ингредиенты: живая вода, цветок папоротника, зайчик солнечный, цветы незабудки, которых никто не видел и другое, но и это как найти?

Страшно Асе в темном лесу среди нечисти, опасно под водой у Речного царя, жутко в Грозовом Доме у Грозового Человека.

У Аси опускались руки, она плакала, страдала, хотела все бросить. Спасибо друзьям гномам.

Не бросила. Выдержала. Нашла все составные волшебного зелья, спасла Кольку.

Вот что любопытно: в любой сказке добыча необходимого происходит трудно, но быстро. У Т. Михеевой этот процесс растянулся на 2/3 книги и стал самым захватывающим. Трудное стало главным в книге, всепобеждающим, устойчивым, жизненным.

И пусть в России не живут гномы или они живут на деревьях и летают, в отличие от своих западноевропейских собратьев. Не в этом соль, а в крепости духа и верных и надежных отношениях, которые, как в известном фильме, "творят настоящие чудеса".

Драгунская К.В. Честные истории: Рассказы/ Ксения Викторовна Драгунская; худож. Е. Подколзин. - М.: Арт Хаус медиа, 2010. - 88с.: ил. - (Для взрослых и детей)

Ксения Драгунская - дочь Виктора Драгунского. ТОГО САМОГО. Рыжая, смелая, талантливая.

В детстве ей говорили: "Ты же девочка!" И дарили больших пластмассовых кукол. "Их полагается пеленать. Пеленать у меня не получается, и девчонки в детском саду смеются надо мной. Еще я лохматая, рыжие волосы не хотят сидеть в косичках, как туго их не заплетай. К тому же я медленнее всех ем, последняя остаюсь за столом, воспитательницы злятся и грозятся кормить меня кривой ложкой. Страшно?"

И еще: "Я все детство мечтала стать мальчиком, и до сих пор надеюсь, вдруг повезет, и стану все-таки".

Потому что тогда можно будет "гонять на великах, строить из "лего", приводить домой бродячих барбосов, а по осени ходить на речку, чтобы стрелять из рогатки по рыбакам".

В детстве Ксения дружила с мальчиками - "с девчонками у меня не было общих интересов". Сушила сухари для побега на БАМ (была такая огромная стройка железной дороги в Сибири). Ее книжная тезка создала партизанский "отряд беспощадных" для борьбы с академиком, придумавшим ЕГЭ. "Пристроила в хорошие руки заброшенный бюст неизвестно кого" из парка (подарила учительнице на день рождения).

Вообще, опыт - дело великой важности.

И К. Драгунская честно делится им: что делать, если родители не разрешают завести собаку или кошку; всегда ли учительница была правильной и все ее боялись; как вели себя родители в детстве и может ли мама научить врать.

"Дружок! Если дождливой осенью родители уезжают отдыхать к морю, а тебя с собой не берут, не огорчайся. Проведи их. Помаши ручкой. А потом позвони по горячей линии и аккуратно, разборчиво назови номер рейса и их фамилии. Если ты перепутаешь ФСБ и МЧС, ничего страшного.

Там разберутся..."

"Это честные истории, понятно? Не нравится - читайте другие..."

Мейл П. Собачья жизнь: [Роман]/ Питер Мейл; пер. с англ. И.Пандер; ил. Э.Корена. - СПб.: Амфора, 2009. - 234с. - (Пес и кот)

"Представьте себе, что вы завтракаете вместе с очень голодной футбольной командой и у вас на всех только один бутерброд, и тогда вы поймете, через что мне пришлось пройти... Нас было 13, а кранов с молоком - всего 6," - так начинает повествование о своей жизни собака по кличке Мальчик или, если экономичнее и удобнее, Бой.

Свои мемуары, обильно сдобренные собачьими наблюдениями за жизнью людей и животных, Бой, имеющий тягу к литературе и философии, считает сродни книгам Пруста и Сартра.

"... я намерен рассказать читателям о своем жизненном пути - от самого рождения и до нынешнего высокого положения, - делится Бой, - о времени тяжелой борьбы за существование, о месяцах, проведенных наедине с дикой природой, о долгих встречах, о судьбоносных решениях и поворотных моментах. ...у меня имеется нешуточный жизненный опыт и ряд вполне сложившихся убеждений".

Возвышенный слог малограмотного пса в сочетании с его страстью к поучениям, уверенность в своей избранности и великолепии в сочетании с подхалимажем и трусостью, умение приспособиться, приладиться к любым условиям в сочетании с подобострастием загружают книгу комическими ситуациями, в которые попадает Бой.

Поучения Боя умны и потешны одновременно. А заканчивает он книгу "Советами молодой собаке". Например, совет N5 гласит:

"Учитесь различать, кто вам друг, а кто - враг. Я, например, испытываю теплые чувства к садовникам, потому что они, как и я, любят копать; к неуклюжим людям, роняющим под стол еду; к тем, кто понимает, что лучший способ добиться от меня хорошего поведения - это взятка; и к людям с искусственной челюстью, которые не могут сами грызть печенье. Относиться с осторожностью советую ко всем, кто одет в белое; к гостям, покровительственным тоном задающим вопросы о вашей родословной; к старым ворчунам с палочками; и к вегетарианцам, делая исключение лишь на время обеда, когда они стараются потихоньку избавиться от положенного им на тарелку мяса. Любыми способами избегать следует женщин, таскающих с собой фотографии своих кошечек. Это совершенно безнадежная порода людей".

А вот совет N9 таков:

"... наш мир несовершенен, а люди нередко совершают ошибки... Советую вам пользоваться жизнью на всю катушку и учиться быть снисходительными. Человеку свойственно ошибаться. Собаке свойственно прощать".

Что ж, добавить нечего к Цицероновой речи.

Нанетти А. Мой дедушка был вишней/Анджела Нанетти; пер. с итал. А.Красильщик; ил. С.Минковой. - М.: Самокат, 2010. - 128с.: ил. - (Витамин роста)

У Тонино две бабушки и два дедушки. Городские живут рядом, но больше заботятся о своей собачке и задают внуку одни и те же вопросы каждый день.

А деревенские - самые необычные.

Бабушка Линда "заботилась о курах, как о родных детях, знала всех наперечет и звала по имени, хвалила и ругала. А они ходили за ней по пятам и всегда ее слушались". Бабушка изо всех сил прижимала к себе Тонино, и он слышал стук ее сердца.

Дедушка Оттавиано был шутник и мастер на все руки. Он любил свои деревья в садике и огород. А еще учил внука слушать дыхание деревьев: "Если слушаешь внимательно, то можешь увидеть столько вещей, будто твои глаза открыты".

Дедушка Оттавиано делал гоголь-моголь для внука каждое утро, пел ему песни и научил лазать на вишневое дерево. А на Рождество он украсил для внука вишню Феличе (да-да, дерево было с именем!) лентами и лампочками.

Но что же делать, если любимая бабушка умерла, а осиротевший дедушка теперь живет с занозой в сердце? Его считают больным, странным, даже свихнувшимся.

И Тонино в отчаянии бросается на защиту деда, потому что помнит его слова: "Ты не умираешь, пока тебя кто-то любит".

Нестлингер К. Само собой и вообще: Семейный роман, где есть, о чем поразмыслить и над чем посмеяться/ Кристине Нестлингер; пер. с нем. В.Комаровой; ил. З. и Ф. Суровы. - М.: Самокат, 2008. - 192с.: ил. - (Лучшая новая книга)

Название книги непонятно - туманное. Оказывается, эта присказка, своеобразные слова - сорняки в речи главных героев. А героев много: папа и мама Поппельбауэр и трое их детей, Карли, Ани и Шустрик. Папа и мама собираются развестись. Дети - против. У них свои доводы и соображения в пользу сохранения семьи. Какие? Они сами об этом и пишут (см. главы - записи от лица Карли, Ани или Шустрика). У младшего поколения Поппельбауэр и своих проблем достаточно: пятнадцатилетняя Каролина - Карли, как старшая в семье, должна следить за младшими, а ей хочется быть интересной и красивой, встречаться с мальчиками, красиво одеваться; двенадцатилетний Анатоль - Ани мечтает о тишине и гармонии в доме, об отдельной комнате, где можно читать, читать и размышлять (он наблюдатель и философ); семилетний Беньямин по прозвищу Шустрик просто любит играть, веселиться и быть в кругу семьи.

Папина новая жена, тетя Вильма, к удивлению ребят, вскоре оказывается их подругой, защитницей и к тому же палочкой-выручалочкой для их мамы. А новый знакомый мамы доктор Цвикледер и его сын Цвицви делаются лучшими друзьями ребят.

Как такое возможно?

"...детям... ничего не разрешается выбирать, - размышляет Ани, - они приходят в этот мир... и должны быть довольны всем, что получили: папой - мамой, местом жительства и семейным доходом, а также братьями и сестрами и мировоззрением родителей. У детей ведь нет лобби, которое стоит за ними, представляя и проталкивая их интересы... Если ребенок не хочет иметь тех родителей, какие у него есть, он не может отдать их на усыновление и поискать себе других!"

Карли настроена более оптимистично и надеется на взрослых: "...самое главное вот в чем: если пойдет дождь, нас не оставят в одиночестве, нам принесут зонт... А если у нас больший выбор зонтов, чем у других детей, - так это не самое страшное!"

Вы догадались, что имела в виду Карли?

Раин О. Слева от солнца: Роман/ Олег Раин; рис. Я.Ахметшиной. - Екатеринбург: Сократ, 2008. - 320с.: ил.

Помните старый фильм "Королева бензоколонки"? Там молоденькая и очень деятельная девушка по имени Людмила Добрыйвечер из зачуханной бензоколонки сделала место отдыха и встреч.

А книгу В.Железникова, и соответственно, фильм про Борю Збандуто, "чудака из 5б", который считал, что день, прожитый без помощи другим, - зряшный, пустой?

Таких героев, литературных и кинематографических, можно тепло вспомнить... и сказать, что сейчас их днем с огнем не отыщешь. Нас, сегодняшних, губят прагматизм, спешка, желание быть первыми.

Нет. Неправда.

Компьютерный хакер Генка - твой ровесник. Ему 14. Но как далеко он убежал от ровесников! Генка - гений компьютера. Недаром ему предлагали работу знающие компьютерщики из обеих столиц. Но он отказался. У него свое Дело. Какое? Вам и не снилось, что он проворачивал, зарабатывая виртуальные евро и доллары. Нет, ничего криминального. Однако, любопытство к другим фирмам ему дорого обошлось: Генка вынужден был спасаться бегством в глухую деревеньку. Где срезаны провода на столбах и нет электричества. Где вместо асфальта - скрипучие доски. Где хлеб завозят раз в неделю. Где о компьютере только слышали...

Что делать современному парню в этой кудыкиной дыре и с кем общаться?

И вот тут начинается самое главное.

Генка взялся изменить жизнь погибающей деревеньки Соболевки. Без лозунгов, демонстраций, трибун и призывов. Спокойно, конкретно, реально. Установить ветряк, добыть электричество. Помочь малышам-сиротам (сироты здесь не для слезы, а как остатки расформированного детдома). Помочь больной девочке. Найти общий язык с молодыми хулиганами и старым пчеловодом-куркулем. Да мало ли дел даже в небольшой деревушке?!

"А иначе нормальному хакеру нельзя. Всегда нужно работать на опережение, пока глючит стража чужих серверов, пока скрипят поисковые программы. И Генка успевал! Нередко опережал процессор, который без допкоманд обязательно тормозил и подставлял хозяина под всевозможные атаки."

Тормозов и атак в Соболевке ему хватало. И как-то так получилось, что настоящая жизнь с ее реальными боями стала важнее для него, чем компьютер. Нет, не так. Компьютер и работа на нем - в помощь нормальной жизни. Приоритеты поменялись местами: а то " так за компьютерами и помрем от какого-нибудь геморроя. И до пенсии не дожить - плохо питаемся... бутербродами," - ворчал Генка.

"... сердце находится слева от солнца, а родина - справа. И то и другое всегда рядом. Стоит только протянуть руку..."

     Нет, это не агитка. И не книга про открытие мира. Это книга о новых людях, которым не все равно, где жить и как жить.

Яндекс.Метрика